Болганбаев Хайретдин Абдрахманович

Болганбаев Хайретдин Абдрахманович родился я в 1894 году в бывший Акмолинский губернии, Акмолинском уезде, Нуринский волости, тогдашнего № аула своего незнаю. Родители мои были бедные. С 7­ми или 8­ми лет начал учиться в Мусульманской школе, 11­ти лет умерла моя мать, до 15 лет я жил на иждивении своего отца, который в то время имел 2­3 коровы и одну лошадь. Нас было 2 брата и сестра, из которых самый старший был я. Затем в 1909 году, по совету одного муллы, я поехал учиться в Петропавловск, где поступил в татарское медресе и проучился 2 зимы. Там я учился читать по арабски, по татарски, а летом работал у баев. В 1911 году летом вернулся в свой аул и нанялся у одного бая обучать его единственного сына мусульманской грамоте. Затем в 1912 году поехал в Оренбург, где поступил в медресе Хусаиновых. Средств у меня никаких не было и меня приняли там на вакуфную стипендию. Проучился я там зиму, потом, по окончании учебных занятий, в мае м­е поехал в г.Туркестан, где нанялся обучать детей одного купца. В конце августа я на несколько дней съездил в Ташкент, затем к началу сентября приехал обратно в г.Оренбург и продолжал свое учение в медресе. Весной выехал в аул обучать детей. Аул этот был первой Буртинской волости, Актюбинского уезда Тургайской области, где прожил до осени.

Затем осенью приехал обратно в Оренбург и продолжал свое учение. Весной по окончании учебного года, я приехал в г.Туркестан, где провел время до осени, ничего не делая и живя у гражданина Утегенова Садыка. Осенью вернулся опять в Оренбург. В этом году учение в медресе прекратилось, потому что помещение его было отобрано Правительством под военный лазарет. До второго года обучения моего в медресе в Оренбурге, у меня были панисламистские настроения. Затем наступил известный перелом, которому способствовали татарская литература и воспитание в медресе. Когда закрылось медресе я поехал в Акмолинскую губернию в Атбасарский уезд. В это время в газете «Казак» появилось объявление,что требуется учитель и жалование назначено за 5 м­цев 200 рублей и вот по этому объявлению я выехал из Оренбурга, приехал в Атбасарский уезд, где у одного волостного управителя Матенова прожил 5 м­цев до мая 1916 года, занимаясь с детьми. Таким образом, зиму 15 и 16 года я пробыл в Атбасарском уезде в Кентубекской волости в 200 верстах от г.Атбасара. в мае м­це я опять приехал в г.Оренбург, откуда выехал на ст.Чиили и остановился у казака Конратбаева Холджана, в качестве домашнего учителя, обучая его братьев и детей его аула. Там жил до осени. Знаменитый приказ царского правительства о реквизиции инородческого населения на тыловую работу застал меня…. Затем, кажется, в октябре м­це 1916 года я приехал опять в Оренбург, видели по дороге, как перепугались казаки от реквизиции, проезжал я через Перовск и встречался с делегатами, ехавшими в Петербург с жалобами. Оставаться в Оренбурге мне нельзя было, т.к. мой возраст подходил к реквизиции.

Читайте также:  Ана туралы өлең

На родину вернуться тоже нельзя было, поэтому я выехал в г.Москву, посоветовавшись с Байтурсыновым и Дулатовым, тогдашними казакскими работниками в г.Оренбурге. Они мне советовали поехать в Москву и поступить в Земгор, т.к. тогда стало известно, что реквизированные казаки будут находиться в ведении этой организации. С Дулатовым и Байтурсыновым я познакомился в 1913 году, во время моего пребывания в медресе в г.Оренбурге, когда они занимались выпуском газеты «Казак». До 16 года, каждый год, когда я приезжал в Оренбург, я с ними встречался, т.к. считал их вождями казакского народа. Газета «Казак» была чисто национальной казакской газетой. В Москву я приехал с чужим паспортом, т.к. своего у меня не было. Одно время у меня был годичный паспорт, который я просрочил, несколько раз писал домой, чтобы мне выхлопотали его, но мне так и не прислали его. По рекомендации редакции газеты «Казак», я поступил в Земгор, со мной поступили еще несколько человек из казакской интеллигентной молодежи. Эту рекомендацию, кажется, подписывал или Байтурсынов, или Дулатов. До этого в Москву для переговоров с руководителями Земгора и Петербург ездил Букейханов, на счет вербовки казакских работников, и у них было условие принимать работников только по рекомендации этой газеты.

Оставить комментарий