Формирование многопартийности в странах Восточной Европы

В ходе формирования гражданского общества в странах Восточной Европы в начале 90-х годов XX века важным политическим фактором стала многопартийность. Именно отказ правительств восточноевропейских стран от монопартийности, а в некоторых государствах и запрет деятельности коммунистической партии, способствовал тому, что в восточноевропейском социуме активно стали появляться новые партии. Созданные партии выражали интересы разных слоев населения (например, были созданы партия крестьян, партия учителей и т.д.), защищали либерально-демократические, христианские, католико-либеральные, консервативные и республиканские идеи. Более того были созданы специальные партии для защиты интересов животных, решения экологических проблем, поддержки и реализации прав национальных меньшинств и пр. Таким образом, с одной стороны многочисленность партий помогала каждому гражданину найти «свою» партию, которая бы отстаивала или выражала его интересы. С другой стороны, пестрая политическая дифференциация общества усложняла процесс национальной идентификации, на определенном этапе привела к разобщенности и поляризации Восточной Европы. Становление многопартийной системы в Восточной Европе активно начинается уже в процессе революций 1989 года. Наиболее подготовленными к демократизации политической жизни оказались Венгрия и Чехословакия. В Венгрии одними из первых оппозиционных организаций были созданы Венгерский демократический форум (далее — ВДФ) и Союз свободных демократов (далее — ССД). По состоянию на октябрь 1989 года в Венгрии было зарегистрировано около 50 оппозиционных партий [1]. Типичная для Восточной Европы борьба между премьером v президентом в Венгрии быстро привела к превращению ССД из возможного союзника на главного конкурента ВДФ. На протяжении 1990-х годов CCLQI значительно усилил свое влияние на политическую жизнь Венгрии Социальной базой партии стали, преимущественно, горожане предприниматели, интеллигенция, молодежь, частично рабочие [2] . Венгрия дошла до экономной партийной конфигурации, что характерно развитым западноевропейским странам. Простой венгерский гражданин намного меньше интересуется политической жизнью своей страны чем в соседних странах. Именно этот аспект выступает важным признаком политической стабильности страны. В течение 1990-х годов по похожему сценарию развивались события в Чехословакии, но со временем вследствие частых политических скандалов, события приобрели драматичный характер. На момент победы «бархатной революции» в Чехословакии было зарегистрировано 46 политических партий, среди них такие партии как Гражданский форум (далее — ГФ), Христианско-демократическая уния (далее — ХДУ), Словацкая национальная партия, Партия зеленых, Чехословацкая социал-демократическая партия (далее — ЧСДП), Социалистическая партия, Коммунистическая партия [3]. 206 Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы ГФ победил на выборах в чехословацкий парламент. Лидером ГФ был Вацлав Гавел, он защищал идеи гражданского общества, в котором партии будут играть важную роль, но не главную. При создании ГФ В. Гавел выдвинул принцип не политического, а морального противостояния тоталитаризму. Со временем ГФ реструктуризовался в Гражданско-демократическую партию (далее — ГДП), в 1997 году произошел раскол ГДП, были созданы такие партии как Союз Свободы, Народно-Христианская партия и пр. В начале XXI века в Чехии, благодаря усилению сотрудничества Гражданско- демократического союза и Чешской социал-демократической партии, окончательно сложился баланс двух сил: правоцентристы и социал-демократы. Таким образом, Чехия, также как и Венгрия, приблизилась к формированию двухпартийной системы, признанной наиболее благоприятной для развитых демократических государств. В Польше процесс создания многопартийной системы происходил намного сложнее по сравнению с другими странами Восточной Европы. В начале 1990-х годов быстро увеличивалось количество партий, среди них выделялись партия «Солидарность», Демократический Союз (далее — ДС), Либерально-демократический конгресс (далее — ЛДК), Польская крестьянская партия (далее — ПКП), Конфедерация независимой Польши (далее — КНП), Партия правой ориентации (далее — ППО) и пр. Можно считать, что к концу 1997 года формирование партийной системы Республики Польши дошло до логического финала: партийная система трансформировалась в систему двух сил, правый блок представлял Союз Свободы и «Солидарность», а левый блок — СДСЛ. Со временем наиболее инициативные представители Союза Свободы и «Солидарности» в январе 2001 года создали новую политическую силу Гражданская платформа (далее — ГП), за короткий промежуток времени она насчитывала 180 тыс. членов, в своих программах политическая организация ориентировалась на молодежь и выступала за последовательные либеральные преобразования[4]. Политическая система в Польше в целом состоялась, но определенные колебания на уровне «фрагментация-интеграция» продолжаются и на сегодняшний день. Их целью стало развитие и совершенствование партийной системы путем преодоления ее посткоммунистического характера, повышение доверия населения страны к структурам власти. Другие традиции были заложены в ходе политической борьбы в Словакии, Болгарии и Румынии. Партии имели достаточно запутанные программы и формировались, скорее, около сильных личностей или по этническим признакам. В начале 1990-х годов многопартийность в Словакии существовала только формально, «демократическое» правительство выступило за внедрение авторитарных методов управления. Поэтому партии с коммунистической ориентацией имели высокий уровень доверия среди словацких граждан. Эта тенденция сохранилась и к началу XXI века. Болгарская социалистическая партия (далее — БСП), после свержения Т. Живкова, сохранила положение влиятельной политической силы. БСП заняла выжидательную позицию относительно вступления Болгарии в НАТО, поэтому, в отличии от других стран, Болгария достаточно долго не подавала заявки на членство в Альянсе. БСП настаивала на том, что первичной целью для Болгарии является членство в ЕС, а уже потом можно рассмотреть вопрос членства в НАТО. Среди новых партий Болгарии следует особенно выделить Движение за права и свободы (далее — ДПС), — партия болгарских этничных турок и мусульман, которая и сегодня выступает против исламского фундаментализма. Таким образом, несмотря на определенную демократизацию болгарского общества, 207 № 1 (74) 2010 левоцентричные партии продолжают играть важную роль в политической жизни страны, влияют на принятие политических решений и имеют наиболее высокий уровень доверия в гражданском обществе, чем партии демократического направления, например, Союз демократических сил. В середине 1990-х годов в Румынии насчитывалось около 200 политических партий и объединений. Условно их можно разделить на четыре основных течения: социал- демократы, христианские демократы, либералы и экологическое движение. Наиболее влиятельной и организованной политической силой в стране оставались шахтеры Долины Жиу, которые на протяжении нескольких лет осуществляли регулярные походы на Бухарест. Влиятельной партией можно назвать только Партию Социальной демократии Румынии (далее — ПСДР). Феномен «разгнузданной многопартийности» государств Восточной Европы можно объяснить только с точки зрения желания новых политических игроков как можно быстрее воспользоваться демократическими реформами для личной выгоды. Они создавали партии для себя, что давало возможность войти в большую политику. Сегодня можно констатировать завершение формирования трёх традиционных для Запада политических течений в Восточной Европе. К числу наиболее влиятельных либеральных партий необходимо отнести Гражданскую демократическую партию (Чехия), Союз свободных демократов (Венгрия), Союз свободы (Польша); социал- демократическое крыло презентовано Венгерской социалистической партией и Социал- демократической партией Польши; христианские демократы представлены Польским национал-христианским объединением. Кроме этих трех традиционных течений, в регионе следует выделить и четвертую — аграрную (например, Польская крестьянская партия), которая в политической борьбе поддерживает переменно то левых, то центристов, сохраняя при этом статус влиятельной политической силы. Таким образом, странам Восточной Европы в ходе строительства многопартийной системы демократического управления характерны следующие тенденции: во-первых, сохранение власти в руках бывших коммунистов, но которые активно проводят политические реформы по демократизации общества (Болгария); во-вторых, формирование новых или модернизация старых авторитарных режимов при фактически однопартийной системе (Словакия, Румыния); в-третьих, формирование такой политической ситуации, где происходит постоянная борьба между многочисленными партиями (Польша); в-четвертых, такая политическая ситуация, при которой сложился баланс двух сил взаимодействующих между собой и взаимодополняющих друг друга (Венгрия и Чехия). Профессор Центрально Европейского Университета Ласло Бруст и его коллеги провели социологическое исследование в отношении политической активности или, другими словами, политической вовлеченности граждан стран Восточной Европы в политический процесс. В странах Восточной Европы, как констатирует ученый, в середине 1990-х годов сложилась ситуация, когда большинство политически активного населения ассоциировало себя с той или иной партией. Например, в Чехии и Словакии около 58% респондентов указывало на свое членство в определенной политической организации, в Болгарии — 34% респондентов ассоциировали себя с конкретной политической силой, в соседних Польше и Венгрии — около 20%. Что касается уровня самоидентификации с политической партией, то ниже всего он 208 Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы в Польше — 17%, и это несмотря на богатый опыт политической борьбы. Наиболее близко к правящей партии себя чувствовали 22% населения Венгрии, Болгарии и Румынии и только 2% населения Польши [5]. В итоге можно сделать вывод, что в большинстве этих стран институты гражданского общества, такие как политические партии, объединения, гражданские движения сумели стать серьезными участникам социальных процессов.

Читайте также:  Құран мен Сунна туралы

1 comment