Концепции национальной конкурентоспособности

Концепция конкурентоспособности основана на теории использо­вания в международном разделении труда сравнительных преиму­ществ национальных экономик (дешевая рабочая сила, богатые при­родные ресурсы и т. п.) для экспорта продукции в страны, где таких преимуществ нет, и импорта продукции из стран, которые обладают преимуществами по сравнению с национальной экономикой стра­ны-импортера.

Конкуренция составляет основу динамичного развития индустри­ального общества, первоначально имеет форму свободной конкурен­ции частных производителей на открытых рынках и преимущест­венно ценовой механизм ее реализации на внутреннем и зарубежных рынках- При этом само понятие конкуренции, развивающееся на протяжении трех веков, динамично меняется.

Общее понятие конкуренции. Что представляет собой конкурен­ция? Какого рода состязательность к ней относят? По классическому определению М, Вебера, конкуренция — это «мирные попытки уста­новления контроля над возможностями и преимуществами, кото­рые также желаемы другими». Исходной предпосылкой воз­никновения конкуренции является наличие ограниченного ресурса, к которому в одно и то же время устремлены желания нескольких агентов, способных при определенных усилиях с их стороны этот ресурс получить. Все перечисленные элементы — ограниченность ресурса, его привлекательность и достижимость для нескольких участников рынка — являются обязательными для появления конку­ренции. Если ресурс не ограничен или не привлекателен, проблема конкуренции не возникает. Она предполагает усилия сторон, дейс­твие преодоления. Если на ресурс претендует только один агент, поле для состязательности отсутствует. Наконец, если ресурс в при­нципе не достижим для нескольких состязающихся, о конкуренции говорить также не приходится. Таким образом, конкуренция — это действия двух и более агентов, нацеленные на получение одного и того же ограниченного ресурса, доступного при определенных уси­лиях с их стороны.

Высокий уровень производства и потребления валового внутрен­него продукта на душу населения способствует в развитых странах созданию более качественных условий для межстрановой и меж­фирменной конкуренции в мировом экономическом пространстве. В ходе индустриального развития в рыночной среде созревают новые конкурентные условия, меняющие общий вектор конкурен­ции от преимущественного использования сравнительных нацио­нальных преимуществ к использованию динамично меняющихся конкурентных преимуществ, основанных на научно-технических достижениях, инновациях на всех стадиях — от создания товара до продвижения его от производителя к потребителю.

Читайте также:  Особенности управления малыми группами на предприятии

Сравнительные преимущества даны стране от природы, они ста­тичны, не вечны и не воспроизводимы. Конкурентные преимущес­тва динамичны, связаны с инновациями, развитием человеческого капитала, интеллекта и по своей природе безграничны. Поэтому сле­дует четко различать сравнительные и конкурентные преимущества. Их интеграция в одной стране усиливает ее конкурентоспособность в глобальном экономическом пространстве.

Три экономические модели конкуренции. Рассмотрим различия в подходах к анализу конкуренции. При этом отметим, что данное исследование не претендует на полный обзор экономических теорий конкуренции, а внимание акцентируется на трех ключевых подхо­дах. Первый из них представлен неоклассической экономической те­орией. Здесь мы сталкиваемся с совокупностью идеальных предпо­сылок, характеризующих понятие совершенной конкуренции. Эти предпосылки один из представителей мейнстрима Дж. Стиглер описывает следующим образом.

  1. Количество фирм, производящих данный продукт, достаточно велико, чтобы ни одна из фирм не могла существенным образом пов­лиять на его цену.
  2. Производимые товары однородны, и потребители не отдают предпочтений товару какой-либо из фирм.
  3. Фирмы действуют независимо друг от друга и представляют собой множество автономных агентов.
  4. Представители фирм обладают полным знанием значимых ры­ночных факторов.

Данный подход многократно подвергался разносторонней кри­тике, в том числе и со стороны известных экономистов. Серьезные критические аргументы были предложены в рамках теорий несовер­шенной конкуренции (Дж. Робинсон) и теории монополисти­ческой конкуренции (Э. Чемберлин), Утверждается, что посту­латы модели совершенной конкуренции в реальной хозяйственной жизни не существуют. Условия совершенной (чистой) конкуренции являются крайней точкой оси, на другом полюсе которой находится абсолютная монополия, предполагающая наличие одного продавца. Синтез этих двух крайних понятий достигается через предпосыл­ку сегментированности (дробления) рынка. Совокупность товаров не однородна. Напротив, она гетерогенна, и каждый производитель выступает своего рода монополистом собственного товара, обособ­ляемого им от других товаров-субститутов. Причем именно конку­ренция и порождает эту сегментацию, ибо каждая фирма стремится обустроить и за-крепить за собой отдельную рыночную нишу.

Предпочтения покупателей также не одинаковы. Это означает, что эластичность спроса далека от абсолютной, как это предполагается теорией совершенной конкуренции. Покупатели не отказываются от данного продукта немедленно при изменении относительных цен. В немалой степени это связано с тем, что они реагируют не только на уровень цен. Огромную важность имеют формы неценовой кон­куренции — через повышение качества продукции, предоставление дополнительных услуг, продвижение товара на рынке с помощью рекламы и др. Вот что пишет по этому поводу Дж. Робинсон: «В действительности покупателя интересуют не только цены, назнача­емые конкурирующими производителями на товары, он руководс­твуется и многими другими соображениями… Конкурирующие производители состязаются друг с другом в качестве своих товаров, в предоставляемых покупателям льготах и в рекламе точно так же, как и в ценах». Существует также явление ценовой дискрими­нации, когда один и тот же товар предлагается производителем по разным ценам в разных сегментах рынка ввиду разной эластичности спроса в них. Критика теории совершенной конкуренции подхваты­вается другим ее классическим оппонентом — Ф. Хайеком, который утверждал: «То, о чем идет речь в теории совершенной конкурен­ции, вообще имеет мало прав называться «конкуренцией»… эта тео­рия везде предполагает уже существующим то положение вещей, на создание которого (или приближение к нему)… устремлен процесс конкуренции». Данная теория, таким образом, рисует идеальную ситуацию долгосрочного равновесия при условиях, не дости­жимых в реальной хозяйственной жизни.

Читайте также:  Ағынды суларды тазарту жолдары

В качестве альтернативы Ф. Хайек предлагает динамическую мо­дель конкуренции, согласно которой в исходной точке участники рын­ка имеют неодинаковую, неполную и разрозненную информацию. Конкуренция становится процессом открытия новых возможностей, где и происходит накопление недостающего знания. Сбор инфор­мации лишь в определенной степени предшествует практическому участию в рыночном процессе, который одновременно становится для агентов процессом освоения информационных потоков1.

При этом продукты и услуги, предоставляемые разными фирма­ми, не одинаковы, что делает конкуренцию более сложным много­уровневым процессом, чем это предполагается теорией совершен­ной конкуренции, Ф. Хайек подчеркивает различие между двумя видами монополий, могущих утверждаться на рынках. Первый вид основан на превосходстве в эффективности и обеспечивает прехо­дящие преимущества, существующие до тех пор, пока разрыв в эф­фективности не будет ликвидирован другими участниками. Возни­кающая в данном случае конкуренция не предпосылается действиям участников рынка, а рассматривается как результат индивидуальных предпринимательских усилий, где более рациональные и эффектив­ные участники получают закономерные (хотя и временные) преиму­щества. Такая конкуренция не совершенна. Однако она явно пред­почтительнее, нежели отсутствие всякой конкуренции вследствие существования второго вида монополии, основанной на привилегии — эксклюзивном доступе к ресурсам (например, получении «лицен­зии от властей»).

Во второй половине XX в. конкуренция приобретает новые черты. Во-первых, свободная конкуренция частных товаропроизводителей на изначально открытых рынках сочетается в самых разнообразных формах с конкуренцией монополистических и олигополистических структур на частично закрытых (в том числе с помощью протекцио­низма) рынках. Во-вторых, постепенно происходит сдвиг от исполь­зования в основном ценовых методов конкуренции к преимущественно неценовым, хотя в реальной экономике всегда наблюдается их сочетание. В-третьих, изменение структуры спроса от потребления массовой унифицированной продукции к удовлетворению индиви­дуального потребительского и инвестиционного спроса трансфор­мирует рынки на все более расщепляющиеся их сегменты с возрас­тающей интенсивностью конкуренции.

Читайте также:  Жұлдыздар және олардың эволюциясы туралы

В принципе, конкурирующим субъектам необходимо достигать тех же или лучших результатов в прибыльности производства и эф­фективности использования труда и капитала при кардинально меня­ющемся спросе, более сложной конфигурации рынка. Конкуренция за потребителя становится все агрессивнее — выживает сильнейший инноватор. Во многих случаях конкурентная борьба приобретает зачастую разрушительный характер. Как следствие, формируется новый, более высокий уровень конкурентоспособности, когда кон­куренты вступают в партнерские отношения. Создание гибких альянсов, взаимный обмен конкурентов-партнеров новейшими на­учно-техническими достижениями, инновациями, ноу-хау обогаща­ют друг друга и усиливают конкурентоспособность обеих сторон. Одновременно государство изыскивает новые способы регулирова­ния создания альянсов с чрезмерной монополизацией производства для защиты «добросовестной» конкуренции.

Быстрый рост совокупного спроса и интенсивное повышение эф­фективности материального производства в индустриальном обще­стве выявили, с одной стороны, ограничения в наращивании матери­альных потребностей, с другой — создали предпосылки для перелива значительной части рабочей силы в сферу услуг, В рамках индустри­ального общества созревают условия для перехода к постиндустри­альному обществу, которое становится отличительной чертой XXI в.

Оставить комментарий