Загрузка…

Парламен­таризм в Республи­ке Казахс­тан и Япо­нии

С распадом СССР в современной летописи Казахстана открылся новый переходный период, главным содержанием которого стала постсоциалистическая модернизация, призванная обеспечить окончательное расставание с советским тоталитаризмом, завершить переход Казахстана от традиционного общества к современному социуму, преодолеть черты недостроенной индустриальной системы и перейти к постиндустриальной фазе. Так, Казахстан оказался вовлеченным в глобальный процесс демократизации, в ее «третью волну». О том, что выбор сделан окончательно, в середине 1990 г.г. заявил Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев: «Наш выбор уже определен, цель однозначна. Однако перед нами стоит проблема модели демократического развития» [1, с. 150]. Понятие «казахстанский путь» вошло в политический лексикон после 16 мая 2007 г., когда Президент Н.А. Назарбаев представил на совместном заседании палат Праламента конституционную реформу, названную рядом авторитетных международных экмпертов «революцией сверху». В этой связи представляется интересным вспомнить всесь ход становления и развития демократии в Казахстане. Первый этап политического реформирования 1990-1993 гг. – принятие Декларации о государственном суверенитете Какзахской ССР 25 октября 1990 г., Конституционного закона РК «О государственной независимости Республики Казахстан» 16 декабря 1991 г., был учрежден Пост Президента, который являлся главой Республики Казахстан. Второй этап политического реформирования 1993- 1995 гг. – изменения в политической системе общества происходили в связи с принятием первой Конституции независимого Казахстана в 1993 г., а также имели место два парламентских кризиса. В эти годы произошло обострение противоречий между ветвями власти, а также внутри элиты. И одна из наиболее ярко выраженных линий разлома в этой борьбе проходила по линии «Президент-Парламент». В условиях возникновения известного парламентского кризиса весной 1995 г. началась разработка новой Конституции. Третий этап политического реформирования 1995-2001 гг. – в этот период был взят курс на окончательное внедрение т.н. «жесткой» модели принципа разделения ветвей власти, в связи с принятием новой Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. Следует отметить, что понятие «парламент» впервые официально было закреплено именно в Конституции Республики Казахстан, принятой 30 августа 1995 г. на всенародном референдуме. В Конституции Республики Казахстан 1995 г. закреплено, что Парламент является высшим представительным органом республики, осуществляющим законодательные функции. Парламент состоит из двух палат: Сената и Мажилиса, действующих на постоянной основе. Четвертый этап политического реформирования 2001-2005 гг. – данный этап ознаменовался принятием десятилетнего стратегического плана развития страны. На политическом поле страны появились новые партии и объединения. Пятый этап политического развития 2005-2007 гг. – в этот период были обозначены основные задачи политической модернизации. Была проведена Конституционная реформа. Глава государства предложил Правительству внести изменения в конституцию, при которых расширяются полномочия Парламента, но республика остается президентской. И практически модель страны трансформируется из президентской в президентско-парламентскую. Т.о. Конституционная реформа 2007 г. увеличила политический вес и авторитет Парламента в триединой структуре государственной власти. Шестой этап политического развития – 2007- по наст. время [2, с. 35-41]. Япония после поражения во второй мировой войне была оккупирована американскими войсками. Рассматривая политическую историю послевоенной Японии, можно сказать, что демократический режим был «внедрен» сверху силами оккупационных войск, в большинстве своем силами США. Послевоенные реформы в Японии продемонстрировали яркий пример планомерного достижения поставленных политических целей. Главные достижения демократии на Западе, связанные с социал-демократической моделью развития, ядро которой составляла концепция «государства благосостояния», в Японии стали результатом целенаправленных реформ, проведенных в значительной степени «силовыми методами» в условиях американской оккупации. Успех во многом обеспечивался тем, что они осуществлялись руками японского правительства и законодательно подтверждались парламентом. Но важно помнить о том, что в стране имелись экономические и политические предпосылки для них. В обществе в принципе существовал консенсус относительно того, что представительная или парламентская демократия со всеми возможными ее «недостатками» является альтернативной предшествовавшему авторитарному типу правления. [3, с. 265-266]. Таким образом, можно констатировать, что как в Республике Казахстан, так и в Японии демократический режим был внедрен сверху, и в обоих государствах не существовало определенных моделей демократии. Казахстанская модель политического реформирования не является полной «вестернизированной» копией и не повторяет полностью путь трансформирующихся азиатских обществ, она отражает свойства посткоммунистического развития и являет собой своеобразный, специфический процесс, сопряженный с особенностями национально-культурного, политического и экономического развития. Сегодня по прошествии определенных лет независимого развития становится очевидным, что вследствии специфики своего исторического развития Казахстан не может полностью использовать опыт не только органичных модернизаций, которые осуществлялись в развитых странах Запада. но и неорганичных, догоняющих модернизаций развивающихся стран. Это, в частности, опыт стран Юго-Восточной Азии, в силу существования там особой трудовой этики, при которой труд расценивается не как необходимая утилитарная деятельность, а как самостоятельная ценность, путь человека к самосовершенствованию и достижению гармонии с внешним миром. Сложно заимствовать опыт такой страны, как Малайзия, где активную роль механизма модернизации сыграл ислам и др. [2, с. 32-33]. В настоящее время Япония является полноправным членом западного сообщества и одной из ведущих «индустриальных демократий». Это единственная страна, которая шла к становлению полноправным членом западного сообщества своим особым путем, опираясь на традиции и ускоренную модернизацию в условиях тотальной демократизации всех сторон жизнедеятельности общества. Но и это чрезвычайно важно, политическая элита всегда проявляла максимум прагматизма и реально оценивала сложившуюся ситуацию, а потому не происходило утраты традиций и национальной идентичности, чем, к слову сказать, в настоящее время достаточно сильно озабочены страны Западной Европы в связи с ускоряющимися и углубляющимися процессами интеграции. Демократизация оказалась единственным путем сохранения власти в руках японской правящей элиты. Но и на этом пути Япония проявила, как это не раз бывало в ее истории, способность заимствовать и приспосабливать к реалиям страны то, что в данный момент является насущным и необходимым. В результате проведения реформ Япония достаточно быстро и успешно сближалась со странами Запада. Однако на этом фоне, как бы вступая в противоречие с объективным ходом развития, в стране сложилась политическая система, абсолютно непохожая на действующие в Западной Европе и США [3, с. 265-266]. Эта непохожесть долгое время вызывала опасения относительно демократичности самого японского общества. Однако японская политическая элита предприняла очень серьезные усилия, чтобы доказать, что, несмотря на существенную специфику своей политической культуры, форма политического правления в стране в целом укладывается в определение понятия демократии. Японской политической элите в самое последнее время удалось даже изменить систему доминантной партии, когда демократическая партия на выборах 2009 г. нанесла поражение до этого незыблемому политическому господству либеральных демократов. Вообще говоря, с точки зрения англосаксонской политической теории, доминантной партии нет ни в одной стране развитой демократии западного типа, такая система свойственна странам с авторитарными или полуавторитарными политическими режимами, что до самого последнего времени выделяло Японию, считающуюся наиболее близкой по типу политической системы демократиям Запада. В этом виделась специфика неевропейской политической традиции в стране, в целом избравшей путь демократии. Вслед за Японией или параллельно ей, примерно таким же путем в своем политическом развитии идут и другие страны аре- ала конфуцианской культуры. Опыт этих стран однозначно показывает, что возможно сочетание универсальных закономерностей демократического правления и своей особо культурно-цивилизационной специфики [3, с. 293-294]. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что при проведении политических реформ по «западным» или, другим моделям демократии в Республике Казахстан и Японии сохраняются черты традиционного общества или вернее сказать, Казахстан должен использовать уроки японской демократии. Мировая практика показывает, что бикамерализм (двухпалатная система) существует как в федерациях, так и в унитарных государствах. По этой модели построены парламенты государств- лидеров мировой экономики. Мировой опыт выявил следующие основные преимущества двухпалатной системы: – обе палаты взаимно сдерживают себя друг друга в сфере власти; – двухпалатный парламент более эффективно сдерживает исполнительную власть; – двухпалатный парламент обеспечивает более широкое представительство избирателей, особенно в многонациональных странах; – наличие второй палаты обеспечивает более тщательную проработку законопроектов; – вторая палата действует в качестве гаранта Конституции, поскольку удлиняет сроки прохождения спорных законопроектов, что дает дополнительное время для их обсуждения в обществе. Отрицательный момент – законодательный процесс с участием второй палаты затягивается по срокам. Однако преимуществ гораздо больше и это оправдывает существование бикамерализма [ 4, с. 10-11]. В Конституции Республики Казахстан 1995 г. закреплено, что Парламент является высшим представительным органом республики, осуществляющим законодательные функции. Парламент состоит из двух палат: Сената и Мажилиса, действующих на постоянной основе. Сенат образуют депутаты, избираемые по два человека от каждой области, города республиканского значения и столицы Республики Казахстан, на совместном заседании депутатов всех представительных органов, соответственно области, города республиканского значения и столицы республики. Семь депутатов Сената назначаются Президентом республики на срок полномочий Сената. Мажилис состоит из 77 депутатов. 67 депутатов избираются по одномандатным территориальным избирательным округам, образуемым с учетом административно-территориального деления республики и с примерно равной численностью избирателей. 10 депутатов избираются на основе партийных списков по системе пропорционального представительства и по территории единого общенационального избирательного округа. Срок полномочий депутатов Сената – 6 лет, срок полномочий депутатов Мажилиса – 5 лет. Таким образом, создание двухпалатного законодательного органа обусловлено не только наличием национальных государственных образований внутри страны, но и необходимостью отражения территориальных интересов различных регионов страны посредством депутатов, избираемых по территориальному принципу. Практика показывает, что двухпалатная струк­тура парламента позволяет более успешно сочетать и реализовывать общегосударственные и региональные интересы. Японский парламент двухпалатный: он состоит из палаты представителей (нижней палаты) и палаты советников (верхней палаты). В соответствии с первоначальным проектом основного закона, который был разработан в Правительственной секции при Штабе оккупационных войск США в Японии, высший законодательный орган Японии должен быть однопалатным. В основе такого подхода лежали чисто прагматические соображения: в Японии отсутствовала многонациональность населения, порождающая необходимость особой системы национального представительства в парламенте, не сложились в Японии и принципы федерализма. Предложенный оккупационными властями проект, однако, вызвал резко негативную реакцию японской стороны. Отказ от верхней палаты означал, по мнению тогдашнего японского руководства, что законодательный процесс окажется подвержен риску, связанному с дополнительной нестабильностью политической конъюнктуры и излишним радикализмом в среде депутатского корпуса. Палата советников мыслилась как «институт здравого смысла», призванный восполнить присущие нижней палате системные недостатки [5,84]. Конституция 1946 г. закрепила структуру парламента, состоящего из двух палат, – палаты представителей и палаты советников, члены которых избираются на основе всеобщего избирательного права (таким образом была ликвидирована существовавшая ранее невыборная палата пэров), определила статус парламента. Палаты японского парламента независимы друг от друга и равноправны. Независимость палат подразумевает право каждой из них самостоятельно устанавливать собственные процедурные правила и требования внутреннего распорядка. Вместе с тем палаты обладают рядом одинаковых прерогатив (– обсуждение ситуации в стране, принятие резолюций, рассмотрение петиций, проведение расследований в отношении деятельности правительства. Нижняя палата может быть распущена досрочно. Отличаются палаты и по методам формирования – разный возрастной ценз, разная система выборов. Депутаты обеих палат избираются на выборах прямым голосованием. Палата представителей имеет ряд преимуществ в законодательных полномочиях. Так, при несовпадении мнений палат законо- проект обретает форму закона, если при повторном рассмотрении нижней палатой он получает там более двух третей голосов. К числу важных прерогатив палаты представителей относятся предоставленное ей право назначения премьер- министра, который может быть выдвинут только из ее состава. Этой же палате принадлежит право вынесения вотума недоверия правительству. Т.о. именно палата представителей, в основном, несет ответственность за контроль над исполнительной властью. Только она имеет прерогативы созыва чрезвычайной сессии, утверждения проекта государственного бюджета и ратификации международных договоров [5, с. 85-86]. Но в то же время нельзя недооценивать значение палаты советников. Палата советников не подлежит роспуску. Т.о. можно выделить еще одно сходство в парламентаризме обеих стран – наличие двухпалатного Парламента. Становление и развитие Парламентаризма в Республике Казахстан и Японии имеет ряд особенностей. В Японии в середине XIX в. в результате кризиса, охватившего систему феодализма, происходит падение сегуната и восстановление власти императора. Модернизация всех сторон жизни японского общества на основе опыта и развития европейских государств поставило вопрос о принятии первой в истории страны японской конституции. Конституция вступила в силу с ноября 1890 г. Были обнародованы указы об императорском доме, парламенте, о выборах, устройстве палат – палаты пэров и палаты представителей, о государственных финансах и т.д. В целом первая конституция Японии определяла государственное устройство страны в качестве конституционной монархии со значительными элементами абсолютизма. Японский парламент имеет свои специфические особенности. Он существует уже 124 года, т.е давно перешагнул столетний рубеж, а реально демократические ценности нашли воплощение в парламентской модели лишь в послевоенный период, связанные с американской оккупацией. Быстро освоив опыт американского парламентаризма, Япония внесла в свою парламентскую модель элементы, имеющие исторические корни и базирующиеся на национальных традициях. [6, с. 9]. Японский Парламент, пройдя поступательную эволюцию своего развития, на сегодняшний день выступает как выражение верховенства закона и законодательной власти в обществе; как принцип организации власти и государственного управления; как важнейший институт в триаде разделения властей. Главенствующее положение японского парламента в системе власти определяется его фундаментальными функциями: законодательной, представительной, финансово-бюджетной, контрольной и властной. Даже появилась теория «падения роли» парламента в Японии в условиях длительного господства ЛДП. На самом деле, скорее всего, следует говорить не об упадке парламента в Японии или других странах Западной Европы, а о его трансформации, приспособлении к новым политическим и социальным условиям и соответственно об их новой роли и функциях. В Республике Казахстан Парламент существует с 1996, т.е. 18 лет. С распадом СССР, обретением Казахстаном суверенитета и независимости, образованием СНГ в современной летописи Казах- стана открылся новый переходный период, главным содержанием которого стала постсоциалистическая модернизация. Так, Казахстан оказался вовлеченным в глобальный процесс демократизации, в ее «третью волну». Сегодня можно с уверенностью говорить о прочном укоренении Парламента как института самоорганизации нашего общества. История казахстанского парламентаризма лучше всего опровергает любые представления о том, что у Казахстана нет демократических традиций. Не будем забывать о предшественниках нашего парламентаризма – о степной демократии. Необходимо помнить об этом опыте, когда рассматриваем совеременные вопросы. Становление парламентаризма является процессом длительным, об этом свидетельствует опыт развитых демократий на Западе, поэтому можно констатировать что за свою 18-летнюю историю существования потенциал представительного органа нашей страны раскрылся не полностью. Чрезвычайно актуален в Казахстане вопрос, о том, как соотносятся полномочия исполнительной и законодательной власти. Например, подсчитано, что президетские полномочия в 4 раза превышают парламентские. По ныне действующей Конституции существует институт двойной ответственности Правительства перед Президентом и перед Параламентом. Само Правительство формируется Президентом, который с согласия Парламента назначает Премьер-Министра. Влияние Парламента на данную процедуру на этом и заканчивается. Уже сегодня наше общество нуждается в некотором перераспределении полномочий между различными ветвями власти. В частности, необходимо расширить полномочия Парламента, а именно закрепить законодательное право Парламента назаначать Премьер-Министра, его заместителей, глав важнейших министерств. Таким образом, укреплению системы сдержек и противовесов между ветвями власти послужит установление ответственности Правительства не только перед Президентом, но и перед Параламентом. Эта мера позволит обеспечить более высокую эффективность и качество представляемых государственных услуг, общественную подотчетность и транспарентность деятельности исполнительных органов [7, с. 170]. На сегодняшний день политические партии все еще не смогли стать полноценными субъектами государственной власти. Количество партий не полностью отражает расстановку социально-политических сил в стране. Они выступают в основном «проводниками» интересов крупных финансово- политических групп. Между тем отсутствие заметного влияния партий на власть определяет их политическую «нерентабельность» для элит. Нивелирование роли партий в общественно- политической жизни республики привело к слабой электоральной конкуренции между ними. Вследствии этого сформировались партии, дифференцированность которых не в полной мере отражает идейно-социальные ориентации и политические предпочтения населения. В связи с этим растущая потребность в сильных политических партиях, способных эффективно функционировать в условиях открытой конкуренции, носит вполне объективный характер. Партийная система в стране окончательно не сложилась, что негативно влияет на развитие казахстанского парламентаризма. В Казахстане конституционно закреплена президенсткая форма правления, и это шаг на пути к парламентскому типу правления. По мнению Н.А. Назарбаева, парламентская республика для Казахстана на этапе переходного периода оказалась неприемлемой в силу того, что он не имел «… зрелые традиции и культуру парламентаризма, развитую систему многопартийности и, самое главное, воспринимающее все это сознание широких слоев населения» [8, с. 11]. Очередным этапом в развитии парламентаризма стало проведение конституционной реформы 2007 г., инициированной президентом страны. Глава государства предложил Правительству внести изменения в конституцию, при которых расширяются полномочия Парламента, но республика остается президентской. И практически модель страны трансформируется из президентской в президентско-парламентскую. Президент предложил выбирать депутатов Мажилиса по партийным спискам, что поможет политическим партиям получить дополнительные возможности по улучшению своей работы в по­литической системе страны. Т.о. Конституционная реформа 2007 г. увеличила политический вес и авторитет Парламента в триединой структуре государственной власти. По мнению ученого Е.Т. Сейлеханова, проблемными вопросами в работе представительных органов выступают: ‒ низкая правосубъектность представительных органов в системе государственной власти, мешающая укреплению их дееспособности, повышению общественного контроля над властью и более полному отражению интересов населения в государственных структурах; ‒ необходимость дальнейщего разграничения полномочий и функций представительной и исполнительной власти; ‒ неразвитость местного самоуправления, которое составляло бы фундамент представительной власти и др. [ 9, с. 34]. Выводы Таким образом, в истории Парламентаризма Республики Казахстан и Японии можно выделить ряд сходных черт, а именно: 1. С распадом СССР в современной летописи Казахстана открылся новый переходный период, главным содержанием которого стала постсоциалистическая модернизация, призванная обеспечить окончательное расставание с советским тоталитаризмом, завершить переход Казахстана от традиционного общества к современному социуму, преодолеть черты недостроенной индустриальной системы и перейти к постиндустриальной фазе. Так Казахстан оказался вовлеченным в глобальный процесс демократизации, в ее «тре- тью волну». Япония после поражения во второй мировой войне была оккупирована американскими войсками. Главные достижения демократии в Японии стали результатом целенаправленных реформ, проведенных в значительной степени «силовыми методами» в условиях американской оккупации. Т.о, как в Республике Казахстан, так и в Японии демократический режим был внедрен сверху, и в обоих государствах не существовало определенных моделей демократии. 2. Казахстанская модель политического реформирования не является полной «вестернизированной» копией и не повторяет полностью путь трансформирующихся азиатских обществ, она отражает свойства посткоммунистического развития и являет собой своеобразный, специфический процесс, сопряженный с особенностями национально-культурного, политического и экономического развития. В настоящее время Япония является полноправным членом западного сообщества и одной из ведущих «индустриальных демократий». Это единственная страна, которая шла к становлению полноправным членом западного сообщества своим особым путем, опираясь на традиции и ускоренную модернизацию в условиях тотальной демократизации всех сторон жизнедеятельности общества. Но и это чрезвычайно важно, политическая элита всегда проявляла максимум прагматизма и реально оценивала сложившуюся ситуацию, а потому не происходило утраты традиций и национальной идентичности, чем, к слову сказать, в настоящее время достаточно сильно озабочены страны Западной Европы в связи с ускоряющимися и углубляющимися процессами интеграции. Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод что при проведении политических реформ по «западным» или другим моделям демократии в Республике Казахстан и Японии сохраняются черты традиционного общества или, вернее сказать, Казахстан должен использовать уроки японской демократии. 3. Мировая практика показывает, что бикамерализм (двухпалатная система) существует как в федерациях, так и в унитарных государствах. По этой модели построены парламенты государств-лидеров мировой экономики. Мировой опыт выявил следующие основные преимущества двухпалатной системы: обе палаты взаимно сдерживают себя друг друга в сфере власти; двухпалатный парламент более эффективно сдерживает исполнительную власть; двухпалатный парламент обеспечивает более широкое представительство избирателей, особенно в многонациональных странах; наличие второй палаты обеспечивает более тщательную проработку законопроектов; вторая палата действует в качестве гаранта Конституции поскольку удлиняет сроки прохождения спорных законопроектов, что дает дополнительное время для их обсуждения в обществе. Отрицательный момент – законодательный процесс с участием второй палаты затягивается по срокам. Однако преимуществ гораздо больше и это оправдывает существование бикамерализма. Т.о. можно выделить еще одно сходство в парламентаризме обеих стран – наличие двухпалатного Парламента. Наряду с определенным сходством можно выделить и особенности в становлении Парламентаризма двух стран. Если японский парламент существует 124 года, т.е давно перешагнул столетний рубеж, а реально демократические ценности нашли воплощение в парламентской ISSN 1563-034X KazNU Bulletin. Phisics series. №1 (52). 2015 39 Балакаева Л.Т. модели лишь в послевоенный период, связанные с американской оккупацией. В Республике Казахстан Парламент существует с 1996, т.е. 18 лет. Японский Парламент, пройдя поступательную эволюцию своего развития, на сегодняшний день выступает: как выражение верховенства закона и законодательной власти в обществе; как принцип организации власти и государственного управления; как важнейший институт в триаде разделения властей. Главенствующее положение японского парламента в системе власти определяется его фундаментальными функциями: законодательной, представительной, финансово-бюджетной, контрольной и властной. Даже появилась теория «падения роли» парламента в Японии в условиях длительного господства ЛДП. На самом деле, скорее всего, следует говорить не об упадке парламента в Японии или других странах Западной Европы, а о его трансформации, приспособлении к новым политическим и социальным условиям и соответственно об их новой роли и функциях. В Республике Казахстан сегодня можно с уверенностью говорить о прочном укоренении Парламента как института самоорганизации нашего общества. становление парламентаризма является процессом длительным, об этом свидетельствует опыт развитых демократий на Западе, поэтому можно констатировать, что за свою 18-летнюю историю существования потенциал представительного органа нашей страны раскрылся не полностью. Чрезвычайно актуален в Казахстане вопрос, как соотносятся полномочия исполнительной и законодательной власти. Например, подсчитано, что президетские полномочия в 4 раза превышают парламентские. Уже сегодня наше общество нуждается в некотором перераспределении полномочий между различными ветвями власти. В частности, необходимо расширить полномочия Парламента, а именно закрепить законодательное право Парламента назначать Премьер-Министра, его заместителей, глав важнейших министерств. На сегодняшний день политические партии все еще не смогли стать полноценными субъектами государственной власти. Партийная система в стране окончательно не сложилась, что негативно влияет на развитие казахстанского парламентаризма. В казахстанском обществе еще не сложились в силу объективных причин зрелые традиции и культура парламентаризма, развитая система многопартийности и, самое главное, воспринимающее все это сознание широких слоев населения.

Comments

So empty here ... leave a comment!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sidebar