ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА

Данная статья основана на материалах полевых исследований, проведенных казахским этнографическим отрядом на территории юга Западной Сибири (Тюменская, Омская и Новосибирская области. Алтайский край) в 2003-2006 гг. Материалы 2003-2004 гг. были любезно предоставлены нам Ш.К. Ахметовой – старшим научным сотрудником Омского филиала института археологии и этнографии СО РАН. Материалы 2005-2006 гг. были собраны нами в ходе работы в указанном выше отряде. Необходимо отметить, что для этноязыковых процессов на исследуемой нами территории характерно наличие билингвизма. А. Пранда определяет билингвизм как параллельное существование в сознании двух языковых систем и соответственно двух систем речевых навыков, как частичное или полное овладение двумя языковыми системами, что приводит к образованию двух навыков речи в сознании[1]. Свободно владеют казахским языком на территории Западной Сибири 41,2 % респондентов. При сравнении наших данных с данными предыдущего этносоциологического опроса 1991 — 1993 гг. наблюдается рост. Показатели степени свободного владения казахским языком составил тогда 38,6 %, русским, в свою очередь, 91,5 %[2]. При сравнении показателей владения «разговорным» казахским языком, наблюдается его рост на территории Западной Сибири. Например, «могут разговаривать» на казахском языке 71,9 % респондентов Западной Сибири. Мы склонны объяснить этот факт школьным образованием респондентов. На территории Западной Сибири окончили школу на казахском языке 17,2 % респондентов; на русском языке 75,4 % респондентов; 6,2 % респондентов обучались на двух языках; 1,2 % респондентов неграмотны. Часть информаторов в частных беседах отмечали, что начальную школу они окончили на казахском языке, а затем при переходе в основную школу они обучались в классах с русским языком обучения, так как классов с казахским языком обучения не было. Также необходимо отметить, что языковая среда на территории Западной Сибири русскоязычна. Русский язык представлен во всех сферах общения, СМИ также вещают на нем. Казахский язык вытеснен в семейно – бытовую сферу. Уровень владения высокими формами казахского языка на исследуемой нами территории увеличивается с возрастом респондентов. Наименьшие данные показателя степени свободного владения казахским языком на территории Западной Сибири получены нами в возрастной группе «до 25 лет» и составляют 19,5 %. Наибольшие данные показателя степени свободного владения казахским языком получены нами в возрастной группе «60 и более лет» и составляют 68,2 %. Мы объясняем это школьным образованием респондентов и языковой средой, окружающей казахов Западной Сибири. Например, 23,7 % респондентов возрастной группы «до 25 лет» окончили школу на казахском языке, в то время как в возрастной группе «60 и более лет» этот показатель составил 88,5 %. Как уже выше отмечалось, показатель степени владения «разговорным» казахским языком на территории Западной Сибири превышает показатель степени свободного владения. Например, в возрастной группе «до 25 лет» свободно владеют казахским языком 19,5 % респондентов, а «могут говорить» 37,8 % респондентов. Для исследуемой территории характерен высокий уровень владения русским языком. В ходе этносоциологического опроса выяснилось, что 95,6 % респондентов Западной Сибири свободно владеют русским языком. На территории Западной Сибири практически во всех возрастных группах наблюдается свободное владение языком, кроме возрастной группы «60 и более лет». В указанной группе доля лиц, свободно владеющих русским языком, составляет 88,0 %. Чем старше возраст респондентов, тем выше уровень владения казахским языком и, соответственно, ниже уровень владения русским языком. При рассмотрении языковых процессов в городской среде, необходимо отметить снижение показателя степени свободного владения казахским языком. Например, свободно владеют казахским языком 37,8 % респондентов г. Омска. С другой стороны, при сравнении данных по владению бытовым казахским языком, наблюдается возрастание показателя по степени владения. Всего 68,8 % респондентов г. Омска «могут говорить» на казахском языке. Мы объясняем это тем, что 82,8 % респондентов г. Омска окончили школу на русском языке и только 10,7 % на казахском языке, а также русскоязычной средой, которая окружает казахское население г. Омска. С увеличением возраста респондентов наблюдается и рост уровня владения высокими формами казахского языка. Например, наиболее высокий показатель степени свободного владения казахского языка у казахов г. Омска получен нами в возрастной группе «60 и более лет» и составляет 83,3 %, а наиболее низкий показатель степени свободного владения казахского языка получен нами в возрастной группе «до 25 лет» и равен 5,4 %. Сравнивая полученные нами данные с данными этносоциологического опроса 1991-1993гг., мы видим, что налицо снижение показателя степени свободного владения казахским языком и сохранение высоких форм владения казахским языком в старших возрастных группах. В результате проведенного предыдущего этносоциологического опроса, наибольший показатель степени свободного владения казахским языком был получен в возрастной группе 50 – 59 лет[3]. Учитывая прошедшее время, мы считаем, необходимым отметить сохранение тенденции, поскольку указанная возрастная группа перешла в следующую возрастную группу. Наименьший показатель степени свободного владения казахским языком составил тогда 11,1% и был получен также в возрастной группе до 25 лет[4]. Как отмечалось выше, при сравнении показателей степени владения «разговорного» казахского языка и степени свободного владения казахского языка наблюдается рост данных в пользу первого. Например, «могут говорить» на казахском языке 27,9 % респондентов в возрастной группе «до 25 лет». В г. Омске 95,5 % респондентов возрастной группы «до 25 лет» окончили школу на русском языке и 3,6 % респондентов на казахском языке, в то время как 27,1 % респондентов возрастной группы «60 и более лет» окончили школу на русском языке и 51,9 % респондентов окончили школу на казахском языке. Рассматривая уровень владения русским языком, необходимо отметить, что у казахов г. Омска наблюдается неравный билингвизм в пользу русского языка. Свободно владеют русским языком 97,2 % респондентов г. Омска. Также респонденты г. Омска отметили стопроцентное владение русским языком практически во всех возрастных группах. Исключение составила лишь группа «60 и более лет». Свободно владеют русским языком в указанной группе 70,4 % респондентов. Таким образом, с увеличением возраста респондентов наблюдается лучшее знание родного языка и, наоборот, худшее знание русского языка. Рассматривая языковые процессы в сельской местности, следует отметить, что свободно владеют казахским языком 44,5 % респондентов Западной Сибири, а «могут говорить» на казахском языке 75,1 % респондентов Западной Сибири. Как видно, происходит резкое увеличение показателя степени владения «разговорным» казахским языком на территории Западной Сибири. Также необходимо отметить, что в сельской местности Западной Сибири не наблюдается резкого колебания в полученных нами данных в зависимости от возраста, что прослеживалось в целом по Западной Сибири, а также по г. Омску, хотя сохраняется тенденция увеличения этих данных с ростом возраста респондентов. Наибольший показатель степени свободного владения казахским языком на территории Западной Сибири получен нами в возрастной группе «60 и более лет» и составляет 60,4 %, а наименьший показатель степени свободного владения получен нам в возрастной группе «25-29 лет» и равен 23,9 %. При рассмотрении данных по владению «разговорным» казахским языком происходит рост. Например, 51,6 % респондентов Западной Сибири «могут говорить» на казахском языке. Стопроцентное владение русским языком в сельской местности Западной Сибири мы получили практически во всех возрастных группах, кроме «60 и более лет». В данной группе 66,9 % респондентов отметили свободное владение русским языком. Таким образом, в сельской местности сохраняется выявленная тенденция — казахский язык сохраняется в семейно – бытовой сфере. Казахи Западной Сибири в отличие от казахов Северного Казахстана не имеют право выбора языка обучения в школе, поскольку казахских национальных школ на территории Западной Сибири практически нет. Существует только одна школа в Алтайском крае, имеющая статус национальной – Бергамотская средняя школа. В Омской области в селах с моноэтничным казахским населением существуют школы с национальным компонентом (изучается казахский язык и казахская литература, все остальные предметы ведутся на русском языке), поэтому в данном случае нельзя вести речь о полноценном преподавании казахского языка. Преподавание казахского языка можно сравнить с преподаванием иностранного языка. В ходе работы с данными этносоциологического опроса выявилась тенденция, согласно которой, респонденты, окончившие школу на казахском языке, показали высокие формы владения и русским языком. Таким образом, знание казахского языка не отражается на знании русского языка и, наоборот, при получении образования на русском языке казахский язык утрачивает свои функции. Мы связываем это с языковой средой, которая окружает казахское население Западной Сибири. Для речи казахов Западной Сибири характерны заимствования слов из русского языка. К русским словам добавляется аффикс, ударение ставится на последний слог, согласно правилам казахского языка. Например, сенки – сенек; табуретка – табуретке; скамейка — скамейке (мы зафиксировали эти данные во время работы экспедиции в Тюменской области, Называевском районе Омской области). Нами было замечено, что среди казахов Западной Сибири существуют локальные различия в названии блюд, предметов домашнего быта: Мы сравнили эти данные с Северным Казахстаном. Получилось следующее: термины, употребляемые казахами Тюменской области и Называевского района Омской области те же, что употребляют казахи Северо-Казахстанской области. Термины, употребляемые казахами г. Омска, южными районами Омской области, а также НСО и Алтайского края схожи с терминами, употребляемыми казахами Павлодарской области. Мы связываем различия в употреблении тех или иных терминов с хозяйственным укладом казахов: кочевым скотоводством, которое являлось меридиональным. А. М. Хазанов отмечает, что в течение более чем двух тысяч лет маршруты перекочевок в степях Восточной Европы фактически остались неизменными. Длина перекочевок у казахов Младшего и Среднего жузов – 1000 – 1500 км[5]. Таким образом, различия в употреблении тех или терминов казахами Западной Сибири неслучайно, так как аулы основывались на кочевой территории. Исследователи дореволюционной России про казахов отмечали, что пойти по пути, по которому ходит другой аул, считается преступлением[6]. Подводя итог, следует отметить, что на территории Западной Сибири казахский язык сохраняет свои позиции в семейно – бытовой сфере. Мы считаем этот факт следствием школьного образования респондентов, а также языковой средой пребывания. Также на территории Западной Сибири было выявлено резкое колебание процентного показателя степени свободного владения казахским языком в различных возрастных группах. Информаторы Западной Сибири отмечали, что, бывая в Казахстане, испытывают трудности при просмотре передач на казахском языке, так как плохо понимают литературный казахский язык. Респонденты Западной Сибири в частных беседах высказывали сожаление по поводу отсутствия передач на казахском языке. На наш взгляд, применительно к Западной Сибири трудно судить о достоверности данных по выбору языка передач, так как СМИ вещают только на одном языке — русском. Потеря языка для любого этноса равносильна утрате своего «я» как на личностном, так и на национальном уровне. Индивид, думающий на языке другого этноса, отличается от представителя своего этноса, думающего на родном языке. Получаемая информация воспринимается и перерабатывается на языке не своего этноса, следствием чего является самоидентификация на личностном уровне с духовной культурой того этноса, носителем языка которого является индивид. Чужая культура перестает быть чужой, так она «понятная», становясь таким образом «своей». Постепенно языковая ассимиляция приводит и к нивелированию национальной самоидентификации. Например, согласно данным проведенного нами этносоциологического опроса, основным отличием российских и казахстанских казахов респонденты назвали менталитет. Казахи Западной Сибири считают, что российские казахи отличаются от казахстанских казахов. Мы считаем это следствием языковой ассимиляции. При переходе мышления индивида на язык другого этноса, происходит и заимствование темпа речи, тембра речи, поведения, элементов национального характера доминантной группы. Наряду с этим, большая роль принадлежит и существующей на сегодняшний день стандартизированной материальной культуре. Мы считаем, что благодаря существующей стандартизированной материальной культуре происходит нивелирование внешних национальных различий и на уровне обыденного сознания возникает ощущение схожести этносов, но не замена языка. В качестве подтверждения мы обратимся к данным этносоциологического опроса. Респонденты, испытывали затруднения при ответах на вопросы: «Назовите особенности русских, казахов, татар, немцев»; «Люди какой национальности наиболее близки и наиболее далеки от казахов». В частных беседах информаторы отмечали, что в настоящее время все национальности схожи и различий между ними нет. Таким образом, языковая ассимиляция – это не просто языковая смена, а угасание национальной самоидентификации, что в конечном итоге приведет к этнической ассимиляции субдоминантной группы доминантной. Примером этому могут служить имеющие место ассимиляционные процессы казахов Тюменской и Новосибирской областей, Алтайского края. В данном случае ситуация усугубляется еще и тем, что нет мечетей, муллы – выборные из местного населения, не имеющие специального образования. То есть религия, которая могла бы быть фактором, сдерживающим ассимиляционные процессы, в данном случае эту роль не выполняет. Наблюдается и угасание элементов духовной культуры, которая является одним из компонентов этнического самосознания. Исключение в этом ряду пока составляет Омская область и г. Омск. Существующая на сегодняшний день система школьного образования на территории Западной Сибири также играет немаловажную роль в языковой ассимиляции. Общение в казахских аулах происходит на казахском языке, обучение в школах — на русском языке. На сегодняшний день на территории Западной Сибири работает одна национальная казахская школа, остальные–школы с этнокультурным компонентом, в которых обучение ведется на русском языке, один раз в неделю преподают казахский язык и казахскую литературу на казахском языке. В итоге ребенок не владеет в полной мере ни казахским языком, ни русским. Из-за отсутствия учителей зачастую отменяются занятия по казахскфому языку. Но даже такие школы на сегодняшний день находятся на грани закрытия, поскольку работы на селе нет, и жители переезжают либо в Омск, либо в Казахстан. На наш взгляд, в настоящее время у казахов Западной Сибири происходят процессы формирования субэтноса, что является следствием языковой ассимиляции. Наряду с этим, идут процессы этнической ассимиляции казахов. В качестве примера можно взять Михайловский район Алтайского края, Чановский район Новосибирской области (в данном районе этносоциологический опрос казахского населения не проводился, анализ составлен по личным наблюдениям автора, мать которого родом из данного района и семья поддерживает тесные родственные и дружеские связи). То же самое отмечала и Ш. К. Ахметова в городских поселениях Новосибирской области[7]. Этнотрансформационные процессы в виде языковой ассимиляции, вызванные численным преобладанием русского населения, постепенно привели к этнотрансформационным процессам в духовной культуре, этническом самосознании, что обусловило имеющие место ассимиляционные процессы. В связи с этим, на сегодняшний день возникла потребность в следующем: школам с национальным компонентом можно придать статус национальных школ. Согласно данным проведенного нами этносоциологического опроса, выпускники таких школ владеют как казахским, так и русским языками. При получении образования на казахском языке не происходит вытеснение русского языка. Наряду с этим наладить трансляцию одного из казахстанских телевизионных каналов. В настоящее время не наблюдается интереса к чтению литературы, но телевизор смотрят все. Казахам Западной Сибири необходимо слышать литературный казахский язык, тогда наметившийся разрыв в языковом плане между казахстанскими и российскими казахами не будет увеличиваться. Как уже отмечалось, многие информаторы в частных беседах говорили, что, бывая в Казахстане, при просмотре телепередач они не все понимают, так как не владеют литературным казахским языком. Такого явления не наблюдалось в период существования СССР, поскольку казахский язык в обеих союзных республиках применялся в основном на бытовом уровне, тогда как сейчас, с развитием и становлением казахского языка разрыв в языковом плане увеличивается с каждым годом. Мы согласны с утверждением А. Х. Кукубаевой в том, что если большинство населения успешно обходится другим языком на работе и в быту, то изучать государственный язык крайне сложно. Прогресс в овладении казахским языком происходит там, где есть казахскоязычная среда и имеется базовый уровень знаний[8]. Список литературы: 1.-Цит. по: Ахметова Ш.К. Казахи Западной Сибири и их этнокультурные связи в городской среде. – Новосибирск: Издательство института археологии и этнографии СО РАН, 2002. – С. 28. 2.-Там же. — С. 28. 3.-Там же. — С. 28. 4.-Там же. — С. 73. 5.-Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. – Алматы: «Дайк — Пресс», 2000. – С. 129; 131. 6.-Цит. по: Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. – Алматы: «Дайк — Пресс», 2000. – С. 130 -131. 7.- Ахметова Ш.К. Казахи Западной Сибири и их этнокультурные связи в городской среде. – Новосибирск: Издательство института археологии и этнографии СО РАН, 2002. – С. 32 — 33. 8.-Кукубаева А. Х. Национальное самосознание казахского народа. – Кокшетау: Издательский центр Кокшетауского университета, 2006. — С. 166.

Оставить комментарий