Поселения и жилища эпохи бронзы

Коренные изменения в жизни племен, обитавших на территории современного Казахстана, вызванные переходом от каменных орудий к металлическим и от первобытной охоты к новым формам хозяйственной деятельности, произошли в эпоху бронзы, в начале второго тысячелетия до нашей эры. Эти успехи были обусловлены одомашниванием животных и разумением скота, освоением металлургии меди, развитием мотыжного земледелия. Переход к новым формам производства вызвал накопление новых хозяйственных и культурных навыков, расширил кругозор человека, явился толчком к зарождению строительного дела и появлению искусственных жилищ. Появление металлургии меди и олова, получившей широкое развитие в Казахстане во втором тысячелетии до н.э. привело к созданию металлических инструментов, что позволило человеку более эффективно обрабатывать камень и дерево. «Из достижений в области производственной деятельности на этой ступени, ­ писал Энгельс, ­ особенно важное значение имеют два: первое ­ ткацкий станок, второе ­ плавка металлических руд и обработка металлов. Медь и олово и выплавляемая из них бронза были важнейшими металлами; бронза давала пригодные орудия и оружие». Результаты археологических раскопок, произведенных на территории Казахстана и сопредельных с ним районов Южного Урала, Сибири, Алтая, Поволжья позволяют подробно осветить ключевые моменты в истории строительного дела эпохи бронзы, определить характер поселений и типы жилищ, своеобразие их конструкций Культура бронзы на территории Казахстана развивалась одновременно с культурой бронзы в Сибири, на Алтае, в южных и юго­восточных районах Приуралья, поэтому памятники строительной культуры этих районов наряду с местными особенностями имеют между собой много общего. Для указанных районов характерно сходство типов жилищ, поселений, мемориальных сооружений, бытовых предметов, особенно керамических и бронзовых изделий. Сходство типов жилищ было обусловлено прежде всего близостью естественных условий обитания и видов хозяйствования. По своим геологическим условиям Центральный Казахстан представляет обширную складчатую страну со множеством рек. И течение многих столетий это необъятное пространство было пастбищем для скотоводческих племен. Реки Сарысу, Ишим, Нypa, являясь главными водными артериями Центрального Казахстана, всегда играли ключевую роль в жизни кочевых скотоводческих племен. Племена, населявшие Центральный Казахстан, в эпоху бронзы жили оседло, селились преимущественно в речных долинах и на равнинах предгорий, где были благоприятные условия для развития пастушеского скотоводства и мотыжного земледелия. Жилищем служили полуземлянки. Для развития мотыжного земледелия хорошо пропитанная влагой почва пойм степных рек позволяла разводить просо и пшеницу. В эпоху бронзы появилась также система орошаемого земледелия, о чем свидетельствуют многочисленные следы древнейших оросительных сооружений. Одной из существенных сторон хозяйственной деятельности жителей Центрального Казахстана была добыча руды и плавка из нее металла. Материалы раскопок свидетельствуют о том, что в эпоху бронзы структура жилищ определялась укладом жизни патриархальной семьи, принципами родовой организации и коллективной формой хозяйства. Патриархальные семьи жили под общей кровлей с общим очагом. Общими были хозяйственные постройки — кладовые, загоны для скота (Атасу, Бугулы I). Жилища и хозяйственные постройки обычно располагались по кругу близко друг к другу. Общественное стадо размещалось на открытой площадке (загон) внутри круга. Открытым загоном пользовались только в летнее время. Зимой скот содержали в специальных помещениях, расположенных возле жилищ. Подобные крытые загоны прослежены в древних поселениях Атасу, Бугулы I, II, Шортанды­булак, Алексеевском. В поселениях насчитывалось от 15 (Жамбай­Карасу) до 80 строений (Бугулы I, II, Шортанды­булак, Аккезен, Атасу, Суук­ булак). При шурфовке площадки для скота в Атасуском поселении был обнаружен толстый слой (до 0,7 м) кизяка, свидетельствующий о длительном пребывании здесь крупного и мелкого рогатого скота 8 . Возле жилищ в специально построенных тамбурах, а нередко и внутри них находились мастерские для плавки и обработки металла. Там же, вероятно, были и гончарные мастерские. За чертой поселений, на холмах находились усыпальницы родовой общины и культовые сооружения. Памятники Центрального Казахстана позволяют проследить несколько хронологических фаз, характеризующих развитие общества. Наиболее ранние из памятников относятся к эпохе энеолита или ранней бронзы, т.е. к тому историческому этапу, когда у древних людей появились первые навыки обработки металла, но орудием труда еще долгое время служили каменные орудия. Многочисленные остатки кремневых орудий свидетельствуют о том, что наряду с появлением металла (бронзы) в Центральном Казахстане еще долго удерживается старый неолитический быт, окончательно вытесненный только в период наивысшего развития бронзы и в век железа. В эпоху ранней бронзы в Центральном Казахстане произошло приручение животных и было положено начало процесса разведения скота. Именно с этого периода отмечается сравнительно плотная населенность Центрального Казахстана. Хозяйство, основанное на сочетании пастушеского скотоводства, мотыжного земледелия и металлургии, обусловило оседлый образ жизни. Это время характеризуется установившейся структурой патриархально­родового общества, ясными принципами расселения племен и появлением устойчивых типов поселений с жилищами­полуземлянками. Структура жилищ эпохи ранней бронзы была обусловлена укладом патриархально­родовой семьи, имевшей общее хозяйство. Металлические орудия позволили человеку быстрее и лучше обрабатывать дерево и камень, строить более удобные жилища. Это время отмечено появлением в Центральном Казахстане большого числа поселений древних металлургов и скотоводов. В 30 годах XX в. в верховьях р. Тобол на территории Кустанайской области были открыты и обследованы два поселения ­ Алексеевское и Садчиковское. 9 С 1950 по 1970 гг. в Центральном Казахстане работами ЦКАЭ были обнаружены свыше шестидесяти поселений эпохи бронзы. Изучение этих поселений позволило выделить основные моменты в развитии строительного дела, установить конструктивное своеобразие построек, возникших во второй половине II тысячелетия до н.э, что позволило прояснить историю культуры бронзы. Поселения располагались в долинах pp. Токраун, Нура. Сарысу, Атасу, Ишим, Силеты, Шидерты, Тундук, Жарлы и их притоков Жабай, Терсаккан, Батпаксу, Шерубайнура, Талдынура, Акбастау, Казангап, Кусак, Бегазы, Жинишке, а также в Каракаралинской и Баянаульской степях. Значительное число поселений было обнаружено и изучено в Акмолинской, Кокчетавской (Бестобе, Степняк, Бозшакуль), в районе верховьев Иртыша (Канай, Малая Красноярка). ЦКАЭ были подробно исследованы планировка и конструкции жилищ поселений Атасу (Жанааркинский р­н), Бугулы I, II, III, Акбаур, Шортанды­ булак, Сенкебай (Шетский р­н), Тагибай­булак (Баянаульский р­н) и др. 10 К концу бронзового века увеличение поголовья скота и рост населения принимают такие размеры, что приводит к появлению пастбищного скотоводства. Об этом свидетельствует историческая топография Центрального Казахстана. В эту эпоху в отдаленных от речных долин оазисах Северной Бетпакдалы (Жеты­конур, Талдыконур, Мыйкайнар), вблизи Жезказгана (Милыкудук, Соркудук, Айнаколь), в Северном Прибалхашье (Акжал, Саяк, Караунгур, Тесиктас) появляются поселения, свидетельствующие о широком расселении племен и использовании ими в качестве пастбищ обширных массивов, вплоть до пустыни Бетпакдала. Условием образования поселений в районах пустынь и полупустынь были подземные источники воды. Вопросы водоснабжения решались путем устройства многочисленных колодцев и водосборных бассейнов, значительные следы которых сохранились в поселениях Жезказгана и Улытау. Материалы исследований поселений Милыкудук, Соркудук, Златоуст, Айнаколь, Бестобе, Жолымбет, Степняк, Ескижурт, Жосалы, Тагибай­булак, Суук­булак, Каркаралы I, II, Мырзашокы, Бугулы, Шортанды­булак, Саргар в бассейне р. Ишим и др. говорят о том, что здесь были центры древней металлургии. В поселениях жили древние пастухи­скотоводы, рудокопы и металлурги, заложившие основу новой эры палеометалла, возникшей и развивавшейся на базе первого крупного общественного разделения труда. Обитатели поселений относились к одной этнокультурной общности. В своих главных чертах поселения эпохи бронзы похожи между собой, отличия между ними незначительны и объясняются особенностями ландшафтов. Большие патриархальные семьи жили в общинных домах под одной кровлей с общим очагом. Коллективная собственность на средства производства обусловила сооружение общих хозяйственных построек, кладовых и помещений для скота. Небольшие поселения эпохи бронзы состояли из 10­40 полуземлянок. Крупные поселения занимали площадь 2­3,5 га, количество полуземлянок в них исчислялось многими десятками (Бугулы I, Шортанды­булак). Планировка таких поселений была подчинена задачам охраны общественного стада. Комплекс жилых и хозяйственных построек обычно располагался по кругу с открытой центральной площадкой, где размещалось стадо. При основании поселений древние жители учитывали климатические условия и рельеф местности, отдавая предпочтение горным ущельям, лесистым местам, долинам рек. Жилища своей продольной осью были ориентированы с запада и северо­запада на восток и юго­ восток, т.е. по направлению господствующих ветров, характерных для Северного и Центрального Казахстана. При таком расположении жилые постройки своими торцами (т.е. наименьшей поверхностью стен) обращены в сторону холодных ветров. Поселения эпохи бронзы были хорошо защищены грядой скалистых холмов, у подножия которых имелись обильные источники воды и богатые запасы топлива. На открытых равнинах ставились искусственные ограды ­ тын, в условиях суровых зим служившие заслоном от холодных ветров и снежных заносов. Следы подобных оград сохранились в поселениях Атасу, Акбаур, Алексеевское, Садчиковское.** Ясно очерченные планы жилищ эпохи поздней бронзы Центрального Казахстана свидетельствуют о появлении уже в те времена первых зрелых строительных идей. В конце эпохи бронзы в среде скотоводческих племен Центрального Казахстана происходят глубокие изменения, обусловившие прогресс строительного дела. В эту эпоху человек выносит свое жилище из подземелья и начинает строить прочные наземные каменные жилища (поселения Атасу, Бугулы I, II, Тагибай­булак), появляются многокамерные жилые постройки с отдельными очагами (Аккезен, Бугулы I, II, Ортау, Бесоба, Каратомар, Тагибай­булак, Атасу, Суук­булак и т. д.). Строительство многокамерных жилищ осуществлялось с помощью внутренних каркасных столбов и капитальных каменных стен (Атасу, Аккезен, Бугулы I, Каратомар, Тагибай­булак и др.). Характерную особенность жилищ этой эпохи составляет облицовка стен крупными плитами гранита и наличие подземных ходов, соединявших жилища между собой (Атасу, Шортанды­булак). В эпоху поздней бронзы земляные работы при строительстве жилищ и усыпальниц осуществлялись уже с помощью металлических орудий, с помощью которых строители могли делать прямые линии и углы (Садчиковское поселение, Бегазы). Продолжение археологических работ в поселениях Атасу, Бугулы I, II, Аккезен (Бада), Шортанды­булак, Тагибай­булак, Меизек, Саяк позволит получить много новых данных о культуре бронзы Центрального Казахстана. Атасу 1 Поселение Атасу 1 было открыто в 1955 г. на р. Атасу (левый приток р.Сарысу) при впадении в нее небольшой речки Мынбайсай. 12 На площади около 5 га сохранились следы 40 сооружений, из которых 22 жилища, остальные ­ хозяйственные постройки и мастерские. Из 22 жилищ нами исследовано шесть: в 1955 г. раскопано жилище 4, в 1975 г. —20, 21, в 1976 — 5, 6,7. Жилища располагались в центре поселения. Из шести обследованных жилищ пять имели прямоугольный план, которые длинной осью были ориентированы с северо­запада на юго­восток. Стены атасуских жилищ были облицованы большими гранитными плитами высотой от 1,50 до 1,80 м, вкопанными в землю на глубину до 30­40 см. Жилище 4 — расположено в центре поселения, имеет прямоугольный план. Стены жилища сложены из двух рядов огромных гранитных плит, поставленных на ребро, с забутовкой внутреннего пространства смесью щебня, гальки и земли. Толщина стен до 1,5—2 м, площадь жилища 156 м 2 (13×12 м). В северо­восточном углу помещения обнаружены остатки большого каменного очага. Пол жилища состоял из двух слоев: внизу слой крупного песка с глиной, сверху слой глины. В культурном слое найдено много каменных орудий, предназначенных для добычи и обработки руды. У очага и вдоль стены обнаружены значительные скопления медного шлака, медных слитков, обломки тиглей, льячек и форм для литья. По­видимому, большой каменный очаг служил не только для обогрева жилища, но и для плавки медной руды. Жители поселения были коневодами и овцеводами. Об этом свидетельствует большое скопление костей лошадей и овец. В поселении Атасу впервые были обнаружены предметы конского снаряжения, предназначенные для верховой езды. При раскопках в юго­западной части поселения довольно значительной ямы с впадиной в центре была обнаружена полуземлянка—жилище 21 размерами 15 х 11 м, основание которой находилось на глубине 40 см и представляло собой плотно утрамбованный грунт с сохранившимися в некоторых местах следами глиняной обмазки. От северной стены к мощному зольнику шел коридор. По характеру культурных отложений, состоявших из производственных отходов и орудий труда, можно сделать заключение, что здесь была мастерская по выплавке медной руды и обжигу гончарных изделий. В центре полуземлянки располагалось куполообразное сооружение из глины с камнями высоки около 0, 40 м диаметром 1,45 м, дно которого было уложено двумя плоскими плитами гранита. Внутри ямы и вокруг нее отмечены следы мощного прокала. Ее стенки сложены кладкой из бутовых камней средней величины на глиняном растворе. Южнее, на расстоянии одного метра обнаружена вторая яма глубиной 0,7 м с сохранившейся с восточной стороны облицовкой из камней. Шлаки, мощный слой древесного угля и горные орудия свидетельствуют о том, что это остатки медеплавильной печи. Жилище 20 округлой формы с размерами по продольной и поперечной осям 12×11 м. Стратиграфия его аналогична стратиграфии жилища 21. Дно жилища утрамбовано. На полу, в северо­западной части, недалеко от центра обнаружен хорошо сохранившийся колодец круглой формы, глубиной 1,2 м. Площадь вокруг устья колодца и его верхняя часть были выложены каченными плитами. В полуземлянках 20 и 21 следы столбов для поддержания кровли не обнаружены. По­ видимому, их стены покрывал слой плетенки или глиняной пахсы, от которых не сохранилось следов. Жилища 5, 6, 7 располагались с северо­восточной стороны жилища 4. При раскопках на глубине 40 см отчетливо проявились темные пятна трех полуземлянок. Два из них почти круглой, одно овальной формы. Пятна вытянуты в направлении с запада на восток, Жилище 5 имело размеры 9,7×8 м, жилище 6 9,5×9 м, жилище 7 — 7×6 м. Нижняя часть жилищ погружена в землю на 40­50 см. В 60­70 см от краев полуземлянок отмечены круглые ямы от столбов (5), поддерживавших их кровлю. Диаметры ям колебались в пределах 16­20 см, а глубина — от 6 до 20 см. От северо­восточного угла «большого дома» (жилище 4) к северо­западному концу полуземлянки 5 шел коридор длиной 2 м и шириной 1 м. У северного края полуземлянки 5 находилась круглая яма диаметром 1,5 м и глубиной 1,3 м. Стены ямы были обмазаны слоем глины, а ее северная часть облицована плоскими каменными плитами. И глина и камни со следами огня. Две подобные ямы обнаружены в пристроенных к северной и восточной стенам полуземлянки тамбурах. В них также обнаружены следы глиняной обмазки и каменной облицовки южной стены. В северо­западной части одной из ям отчетливо виден дымоход в виде невысокой трубы круглой формы диаметром 50 см, облицованной осколками каменных плит. Один конец дымохода находился в верхней части ямы, другой выходил к северо­ западному углу раскопа. Вся почва возле дымохода сильно прокалена. Раскопки третьей ямы, расположенной в восточном тамбуре, не оставили сомнений в том, что здесь была медеплавильная печь. Размеры ее по верхнему краю 1,6 х 2 м, глубина 0,8 м. Вокруг ямы разбросаны каменные плиты. В яме сохранились следы глиняной обмазки. Такая же обмазка отмечена на дне ямы. У северного края ямы сохранилась воронка, являвшаяся не чем иным, как верхним концом воздуходувного канала (фурмы), спирально слева направо опоясывавшего западную часть печи. Воздуходувный канал имел в сечении форму полуовала и углублялся в стенку на 8­10 см, его широкая часть, обращенная к печи, достигала 18­20 см. Как и все внутренние стены печи, он был обмазан глиной. В заполнении всех трех печей обнаружены обломки керамики, куски медного шлака, руды и каплевидной формы слитки меди.

Читайте также:  Осмостық процестердің физиологиялық маңызы

Оставить комментарий