СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ ТУБЕРКУЛЕЗА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА

Опубликовано Декабрь 10, 2016 by Damir

Рубрика Рефераты

 

Print this page

rate 1 звезда rate 2 звезда rate 3 звезда rate 4 звезда rate 5 звезда
Рейтинг: none, В среднем: 0 (0 голосов)

 

Приоритетное значение своевременной и точной диагностики в системе мероприятий по борьбе с туберкулезом крупного рогатого скота буквально неоспоримо. В.М. Авилов (1999 г.) справедливо отметил, что совершенствование диагностики — основной путь к осуществлению и интенсификации эпизоотологи-ческого мониторинга туберкулеза. Основным методом диагностики был и остается аллергический. В 1965 г. это признала представительная конференция специалистов по борьбе с туберкулезом крупного рогатого скота из стран — членов МЭБ. По данным СП. Качановой (1987 г.), ту­беркулиновый тест остается за рубежом основным диагностиче­ским методом, особенно при контрольных исследованиях стад.

Мнение абсолютного большинства российских исследо­вателей, фактически, едино: на данном этапе туберкулиновая проба остается основным методом прижизненного выявления животных, зараженных возбудителем туберкулеза. Естественно, в течение последних десятилетий практиче­ски не прекращались исследования, направленные на совершен­ствование аллергенов. С августа 1982 г, в России выпускается только моноштаммный туберкулин из штамма М. Бовис. Он ак­тивен и по видовой специфичности превосходит туберкулин из микобактерий бычьего и человеческого видов (В.М. Безгин, 1999 г., Д.Д. Новак, 2000 г., и др.).

Очень важным этапом в деле повышения эффективности диагностики была разработка очищенного ППД-туберкулина и КАМ (комплексного аллергена из атипичных микобактерий). Следует особо отметить разработку сотрудников ВГНКИ — вне­дрение методики изготовления ППД-туберкулина с использова­нием селекционных штаммов (И.П. Овдиенко и соавторы, 1999 г.). Обобщенная оценка аллергенов, выпускаемых в настоящее время Курской биофабрикой, дана в работе Н.С. Шевырева и соавторов (1999 г.). Отмечается, что эти туберкулины обладают повышенной биологической активностью, специфичностью и не формируют при многократном введении иммунный ответ у здо­ровых животных.

Однако в последние годы вопрос о специфичности реак­ции на туберкулин для млекопитающих пришлось пересматри­вать. При контрольных исследованиях благополучных стад ста­ли выявлять все больше и больше реагирующих животных, у которых туберкулез не подтверждался при проведении после-убойной экспертизы и узаконенных лабораторных исследова­ний. Возникло и остается чрезвычайно актуальной проблема не­специфических реакций на туберкулез.

Причиной этих реакций большинство исследователей считают инфицированность животных атипичными микобактериями многих видов, широко распространенными в природе и имеющими общие антигены с микобактериями туберкулеза бычьего вида, используемого при изготовлении туберкулина (Ю.Я. Кассич и соавт., 1991 г.; В.А. Соловьев и Н.П. Овдиенко, 1991 г.; Н.П. Овдиенко и соавторы, 1999 г.). Реакции, инфици­руемые атипичными микобактериями, получили название параспецифических.

Немало сообщений и о псевдоаллергических реакциях на туберкулин, якобы возникающих при некоторых гельминтозах, развитии гнойно-воспалительных процессов, при длительных транспортировках животных, при резкой смене типа кормления (М.В- Харитонов, М.А. Сафин, 1999 г., и др.),

С другой стороны накопилось немало данных о сбоях ал­лергической диагностики у больных туберкулезом животных. Это связывают состояниями анергии, толерантности, с явлением латентной персистенции возбудителя в организме животного. Так, инфицирование в неонатальном и раннем постнатальном периоде, исключает реакцию на туберкулин на всем протяжении производственной эксплуатации животного (А.С. Донченко, 1998 г., А.С. Донченко, ЯЛ. Донченко, 2000 г.). Одновременно активизировались исследования, направ*; ленные на повышение диагностической ценности внутрикожной’ аллергической пробы за счет изменения доз и кратности введе­ния туберкулина, за счет оптимизации критериев оценки реак­ции. А.Х. Найманов (1999 г.) очень точно определил принципиальную сущность этих подходов: в благополучных хозяйствах повышать специфичность методов диагностики, а в неблагополучных — их чувствительность. Оказался дискуссионным и вопрос об оптимальной диаг­ностической дозе туберкулина. В. А. Б’усол и соавт. (1991 г.), Н. Ярбаев (1993 г.), А.И. Кузин и А.К. Семина (1995 г.) и многие другие исследователи последовательно выступали за снижение этой дозы, позволяющее уменьшать число неспецифических реакций. А.С. Донченко и соавторы (1995 г.) показали, что в благополучных хозяйствах снижение дозы туберкулина до 5000 ТЕ сокращает число реагирующих животных почти в 4 раза. Для выявления больных вполне достаточно даже 2500 ТЕ (Н.П. Овдиенко и сотрудники, 1995 г., 1996 г.). Кстати, именно эта доза признана оптимальной при контрольных исследованиях скота в Чехии и Словакии (М, Павлас, 1991 г.).

Все перечисленные исследователи выступали за сниже­ние дозы аллергена и при исследовании неблагополучного пого­ловья прежде всего в стадах, близких к оздоровлению. Одно­временно предлагалось смягчение критерия оценки реакции на туберкулин у скота благополучных хозяйств — учет утолщения кожной складки с 5мм. Г.А. Юдин выступил с этим предложе­нием еще в 1990 г. Его поддержали Ю.И. Смолянинов и A.M. Падалица (1995 г.), А.И. Кузин и Л.К. Семина (1995 г.). Можно считать компромиссным мнение А.Н. Шарова (1995 г., 1996 г.), который предлагал сохранить критерии оценки аллер­гических реакций, не менять дозу туберкулина при исследова­нии скота неблагополучных хозяйств, но уменьшить ее (до 5000 ТЕ) в благополучных стадах.

Было уделено внимание к оптимизации сроков контроль­ных диагностических исследований. Оказалось, что в условиях Западной Сибири, например, это январь-февраль и июль-сентябрь (А.С, Донченко и Н.А. Донченко, 2000 г.). Перспективно использование ИФА. Этот метод отличается про­стотой и быстрым получением результатов. В ВИЭВ разрабаты­вается ИФА в целях идентификации микобактерий. А.Х. Найманов и соавторы (1999 г.) в опытах на овцах показали, что результаты ИФА с видовыми антигенами (соникатами) мо­гут служить дополнительными доказательствами инфицированности животных. Т.Р. Якупов и соавторы (1999 г.) установили, что непрямой твердофазный метод ИФА с антигенами — глико-протеинами клеточных стенок микобактерий может быть пер­спективным для дифференциальной диагностики.

В последние годы уделяется очень много внимания мето­дам анализа генома. Н.П. Овдиенко и соавторы (1999 г.) считают разработки методов диагностики. туберкулеза с применением ПЦР и ДНК-зондов чрезвычайно важной задачей. Предвари­тельная апробация свидетельствует о высокой чувствительности и специфичности этих методов. А.Н. Шаров и сотрудники (1999 г.) признают, что существующие тест-системы ПЦР позволяют не только обнаруживать возбудителя туберкулеза в различных тканях и жидкостях организма, но и одновременно и дифферен­цировать М.бовис и М.туберкулезис. Эти исследователи счита­ют, что в принципе ПЦР способна заменить все методы лабора­торной диагностики туберкулеза, В то же время есть опасность получения ложноотрицательных (при малом объеме проб) и ложноположительных (при контаминации лабораторной посу­ды, например) результатов. И.Ф. Випшяков и С.Ж. Цыбанов (1999 г.), соглашаясь с возможностью успешного решения задач дифференциации возбудителей, отмечают, что методы анализа генома не могут в полной мере заменить современные классиче­ские серологические и иммунологические методы диагностики. С этим трудно не согласиться.

Эффективность лабораторных (бактериологических) ис­следований на туберкулез находится в определенной зависимо­сти от качества представляемого материала. При наличии харак­терных поражений, фактически, не возникает проблем. Но при отсутствии видимых изменений рекомендуется отбирать не только заглоточные, подчелюстные, бронхиальные, средостенные, но и брыжеечные лимфоузлы и лимфоузлы области илеоцекального соединения. Если туберкулезные очаги в 96% случа­ев локализуются в бронхиальных, средостенных лимфоузлах и легких, то мезентеральные лимфоузлы и особенно — лимфоузлы области илеоцекального соединения, являются излюбленными местами локализации М.авиум, М.паратуберкулезис и атипич­ных микобактерий (Н,П. Овдиенко, 1986 г.; В.А. Соловьев и Н.П. Овдиенко, 1991 г.; Д. Д. Новак, 1995 г., 2000 г.).

Оставить комментарий