СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ В ИЗУЧЕНИИ АРХЕОЛОГИИ УСУНЕЙ

В археологии железного века Казахстана существует проблема этнической интерпретации усуньских племен, обитавших на территории Семиречья и Северной Киргизии на рубеже эр. Сегодня исследователи склоняются к мысли, что политическая организация созданная именно усунями является первым государственным образованием на территории древнего Казахстана [1,65]. При этом необходимо учитывать, что усуньские памятники изучаются чуть 229 № 1 (74) 2010 более 70 лет, с момента их открытия. Впервые, усуней известных по письменным источникам с конкретными археологически памятниками связали в 30-х годах советские исследователи М.В. Воеводский и М.П. Грязнов. Данное отождествление было проведено ими на основании раскопок в Жетысу и Северной Киргизии [2]. В истории изучения археологии усуней можно выделить три периода различающихся подходами к решению проблем связанных с интерпретацией усуньских памятников. Первый период конец 30-х – середина 60-х годов XX века, время первичного накопления материала и обоснования концепции сако-усуньской преемственности. Период в основном представлен работами А.Н. Бернштама. Второй период 60-90 года XX века, характеризуется появлением точек зрения о необходимости вычленять усуньские комплексы из общей массы сакских, мнение основывалась на противоречии, между письменными и археологическими источниками. Основополагающими работами являются труды Г.А. Кушаева, А.Г. Максимовой, Е.И. Агеевой. Третий период начинается с середины 90-х годов XX, связан с активизацией исследования двух направлений в археологии Казахстана: изучения тюркской проблематики и нового вида источников – поселений раннего железного века. В последние десятилетия рядом исследователей был проведен историографический обзор круга проблем, связанных с усуньской археологией [3; 4; 5]. В связи с активизацией новых концептуальных направлений возникла необходимость рассмотрения современных взглядов на выше обозначенную проблему. В работе предлагается краткий обзор основных точек мнения высказываемых исследователями на современном этапе изучения. После обретения независимости в Казахстане усиливаются процессы поиска этнических корней, большое внимание уделяется истории археологии тюрков. На сегодняшний день, в усуньской археологии можно выделить две основные тенденции: разработка концепции о генетической связи усуньских памятников с тюркскими, разрабатываемые в ряде своих работ А.М. Досымбаевой и второе, направленное на определение социальной структуры общества, форм хозяйствования на анализе комплексного изучения поселенческих и погребальных памятников. Направление разрабатывается кругом исследователей во главе с К.М. Байпаковым. Первое направление обозначилось в ряде работ Ю.А. Зуева еще в 60-е годы XX века [6; 7]. Сегодня выдвинутые им некогда положения обосновываются на археологическом материале А.М. Досымбаевой. Выделяя на основании раскопанных погребений усуней общий для Семиречья и Северной Киргизии культурный комплекс, она считает необходимым разграничивать сакские и усуньские погребения. Первоначально в качестве критерия обозначена организация курганных сооружений в пространстве: в цепочку (сакское время), хаотичное (усуньское время); кольцевые выкладки вокруг курганов [8, 29-30]. Сходство в оформлении погребальных конструкций, по ее мнению, отражает не генетическое единство памятников сакского и усуньского периодов, а сам процесс взаимодействия и взаимовлияния двух совершенно самостоятельных этнокультурных образований на территории Семиречья [8, 31]. В ряде последующих работ на археологическом материале обосновывается связь усуньских комплексов с тюркскими – «характерной особенностью культурно-исторического процесса на территории Семиречья начиная с последних веков 1 тыс. до н.э. и до середины 1 тыс. н.э. является с одной стороны, формирование нового устойчивого хозяйственно- культурно типа, и с другой, становление тюркской культуры» [9, 45]. Одним из ключевых моментов обозначается имевший повсеместное возрастание количества курганов с каменной насыпью как один из факторов проявления нового этапа в развитии погребальной культуры населения Евразии эпохи раннего средневековья [9, 48]. Вторым показателем называется керамический комплекс известный по раскопанным погребениям и находящий, по мнению автора, прямые аналогии в формах сосудов изображенных на тюркских каменных изваяниях [9, 49]. В кандидатской диссертации исследователь, проведя повторный анализ всех известных 230 Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы на тот период археологических комплексов, традиционно связываемых с усунями, более планомерно обосновывает высказанную ранее точку зрения. Отказываясь от неправомерного на ее взгляд мнения, о генетической связи сакской и усуньской культуры, считает, что господство данной концепции помешало решению вопросов связанных с поиском истоков тюркской культуры на территории Казахстана, и кроме этого выборочное использование письменных источников помешало восстановлению целостной картины в решении усуньской проблемы [3, 27]. А.М. Досымбаева уточняет мнение Г.А. Кушаева о двух типах могильных сооружений: раннего (III-II вв. до н.э.) с использованием простых грунтовых ям и позднего (с I в. до н.э. – III-IV вв. н.э.) с подбойными погребениями, считает, что все обозначенные им комплексы являются памятниками усуней. Исследовательница предлагает время существования усуньских памятников разграничить на два периода II в. до н.э. – I в. н.э. и II – V вв. н.э. Первый период, время становления нового историко-культурного комплекса называется сако-сарматским и характеризуется наличием погребений в подбойных могилах, каменных и деревянных ящиках. Второй, истинно усуньский в который продолжается традиций предшествующего этапа в погребальных конструкциях но меняется набор инвентаря. При этом, второй период автором рассматривается как предтюркский, имеющий прямые генетические связи с последующим тюркским временем [3, 18, 70-81, 96-97]. Предлагаемая концепция находит логическое продолжение в ряде следующих работ. Весь набор археологических характеристик, присущих усуням, автор считает аналогичным тюркскому [10, 152]. В вышедшей в 2007 году монографии «Культурный комплекс тюркских кочевников Жетысу 2 в. до н.э. – 5 в. н.э. (по археологическим источникам)» взяв за основу свою кандидатскую диссертацию, автор заостряет внимание на некоторых на ее взгляд ключевых моментах, ранее не отмеченных. К ним отнесены разрозненные сведения из работ предшествующих исследователей о связи усуней с тюрками. Цитируется точка зрения Е.А. Агеевой об усунях как основном компоненте в составе Западно-тюркского каганата [4, 14]; приводит мнение Г.А. Кушаева о преемственности материальной культуры древних усуней и тюрок; мнение А.К. Кибирова о существовании сквозных типов керамики в усуньское и тюркское время [4, 16-18]. Не соглашается с мнением К.И. Ташбаевой о необходимости соотнести выделенные усуньские комплексы Киргизии к сакскому периоду, считая, что усуни не могли находиться на территории низовьев р. Или во II в. до н.э. [4, 18-28]. Хозяйственно-культурный тип государства «У-сунь» А.М. Досымбаевой определяется как преимущественно кочевой с отдельными элементами оседлой культуры [4, 67]. Второе направление активизировалось в связи с тем, что с середины 80-х годов в Жетысу значительно увеличивается общее количество исследованных поселений. Открыты поселения на территории Алматинской области и г. Алматы которые, как и более ранние, сакские, отнесены к типу постоянных сезонных стойбищ [11, 52-55]. По современным данным только в Талгарском районе поселений раннего железного века известно более 20. Раскопки производились на поселениях Цыганка-8, Тузусай. При этом большая часть поселений определяются как стационарные с круглогодичным обитанием. Архитектура построек представлена наземными домами, а также подпрямоугольными и овальными землянками. Характер хозяйства жителей поселений определен как земледельческий с культивированием пшеницы, ячменя, проса и использованием богарного и искусственного орошения. Для населения характерно также ведение придомного и отгонного скотоводства с использованием летних пастбищ в горах [12, 266-268]. Для некоторых поселений земледелие является основой хозяйства, для других более характерна временность существования в виде небольших сезонных стойбищ состоящих из нескольких жилых и хозяйственных построек. Наиболее яркими объектами обоих групп являются комплексы Серектас-1, Чарын, Осербай-1, Рахат [13, 62-63]. Для территории Жетысу наиболее удобными местами для поселений признаются западные отроги Чу-Илийских гор, долины рек Чилика, Чарына, предгорные долины Залийского Алатау. 231 № 1 (74) 2010 Привлечение комплексных естественно-научных методов исследования позволило воссоздавать более полную картину хозяйственного развития региона на рубеже эр. Так, с помощью палеоботанических проб, было доказано, что некоторые сорта пшеницы, выращиваемые на территории Талгарской долины на поселений Тузусай, могли возделываться только с помощью искусственной ирригации, следы которых были найдены и близ поселения Сарытогай (Чарын) [14, 101-102]. А проведенный О.В. Кузнецовой комплексный анализ керамики позволил сделать вывод о выборе гончарами различных поселений одинаковых приемов в обработке теста сосудов, что косвенно может говорить об общих традициях в гончарном производстве региона [15, 165]. В результате масштабного археологического исследования территории Семиречья в последнее время возрастает количество археологических объектов поселенческого и погребального характера отнесенных авторами к усуньской культуре. Масштабность обнаруженных объектов полностью снимает вопрос об отсутствии оседлости и земледелия в усуньском обществе. На повестке стоит лишь решение вопроса о типах и характере этих явлений. Попытки анализа прослеживаются как в историографических работах, представленных по этой теме [5], так и в публикациях вновь открытых памятников. К числу их относится могильники Кызылбулак 4, Тургень 2 исследованные в верховьях ущелья Тургень в пределах которых были найдены погребения датированные авторами раскопок III-I вв. до н.э. [16, 11-14]. Изменение современных подходов в решении тех или иных концептуальных проблем отечественной археологии и древней истории приводит к более тщательной разработке различными исследователями вопросов не только хозяйственного уклада древних обществ в различных регионах но и наличия различных форм собственности, в первую очередь, на землю. Регион Жетысу в силу особенностей природно-географических характеристик, становится чем то, вроде полигона для исследования подобных процессов. Появляется большое количество работ содержащих описание, фиксацию, анализ и, как следствие, реконструкцию историко-хозяйственных и политических процессов в регионе в различные периоды. Появляются обобщающие работы направленные на поиск и уточнение системы жизнедеятельности древнего населения региона. Анализ археологического материала позволяет исследователям реконструировать структуру усуньского общества, его социальный состав. По мнению К.А. Акишева в государстве Усунь сочетались пережиточные явления родового строя с рабовладельческими и зарождающимися классовыми отношениями [1, 67]. На основе подробного анализа большого количества поселений рубежа эр, открытых за последние десятилетия на территории Жетысу, К.М. Байпаков приходит к выводу, о многообразии поселенческих систем в регионе. Помимо выделенной ранее К.А. Акишевым категории — зимовка-поселение, автор употребляет понятия стационарные поселения, и крупные поселения с развитым ремеслом. К последнему относит поселение Сарытогай (Чарын), которое, по его мнению, может являться остатками поселения городского типа, выполнявшего функции административного, ремесленного и торгового центра [17, 22]. Новый материал приводит исследователя к пересмотру теоретических подходов в характеристике хозяйственного уклада населения железного века. К.М. Байпаков отрицая наличие периода «чистого номадизма» и не соглашаясь с мнением о повсеместном переходе к кочевничеству в период поздней бронзы, считает неправомерным отождествление терминов «эпоха ранних кочевников» и «эпоха раннего железа» как равнозначных. И как следствие этому, делает вывод – экономика государств саков и усуней Жетысу базировалась на скотоводстве разных типов: от пастбищного и отгонного с развитым земледелием до кочевого [18, 65-66]. Изменение вектора исследований от поиска этнокультурных корней усуней активно разрабатываемых в 40-60 гг., к определению основ хозяйственного уклада обусловлено на наш взгляд целым комплексом новых возможностей, открывшихся сегодня перед археологией. Насущной задачей стало определение социально-хозяйственных типов населения раннего железного века. Выяснение этого вопроса позволит вернуться к решению проблем этнической 232 Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы принадлежности вновь открытых поселенческих памятников. Изменение подхода в решении круга проблем усуней говорит о понимании современной казахстанской археологической школой сложности решения вопросов этнической привязки племен, заселявших Жетысу на рубеже эр, и свидетельствует о поиске более качественных и последовательных способов освещения истории и культуры древнего Казахстана.

Читайте также:  Үйлену (некелесу) салтындағы "айналу жоралғысы"

Оставить комментарий