СПЕЦИФИ­ЧЕС­КИЕ ЧЕР­ТЫ ЯПОН­СКОЙ ПАР­ТИЙНО- ПОЛИТИ­ЧЕС­КОЙ СИС­ТЕ

Опубликовано Июль 29, 2016 by Damir

Рубрика Рефераты

 

Print this page

rate 1 звезда rate 2 звезда rate 3 звезда rate 4 звезда rate 5 звезда
Рейтинг: none, В среднем: 0 (0 голосов)

 

В Японии прообраз первой политической партии – Общество патриотов, появился еще в 1874 г. В последующие десятилетия появление еще нескольких объединений увеличило рост влияния политических партий в государственных делах, однако всплеск милитаризма в период, предшествующий второй мировой войне, привел к подрыву влияния партий и, в конечном счете, к их временному роспуску. Послевоенная демократизация Японии ознаменовалась возникновением широкого спектра политических партий, и в середине 50-х гг. в Японии функционировали Либерально-демократическая партия, Социалистическая партия Японии и Коммунистическая партия. В 1955 г. завершилось формирование политической структуры Японии, которую принято именовать «политической системой 1955 г.». Суть системы заключалась в парламентском соперничестве главным образом двух партий – ЛДП и СПЯ, причем первая неизменно формировала однопартийное правитель ство, а вторая довольствовалась положением вечной оппозиции. Вследствие эволюции партийной системы Японии на политической сцене появились Партия чистой политики – Комэйто, Партия демократического социализма и Социал-демократический союз. Именно к этой специфичной ситуации в японской политической системе применим термин «полуторапартийной системы», означавший наличие множества политических партий де-юре и единственно возможное правление ЛДП де-факто. Наличие плюрализма политических объединений не означало конкуренции в период выборов и возможности прихода к власти никого, кроме ЛДП. В японской парламентской демократии долгое время работала модель доминантной партии в лице ЛДП, которая практически срослась с административным аппаратом. Глубинные причины долголетия партии следует искать в политических, социально-психологических и морально-нравственных традициях, которые пронизывают японское общество. Несмотря на единоличное правление ЛДП на протяжении нескольких десятков лет, общество в целом можно было назвать плюралистическим, поскольку в нем действовали различные политические партии и объединения. К началу XXI века в политической жизни Японии заметную роль играют шесть крупных политических партий. В 2007 г. либерал-демократам не удалось набрать большинство голосов избирателей, что стало доказательством кризиса правящей партии. А в 2009 г. ЛДП на выборах 30 августа потерпела сокрушительное поражение и впервые в своей истории ЛДП стала второй по численности фракцией в парламенте после ДПЯ. Однако, по мере того, как избиратели все больше стали разочаровываться в политике ДПЯ, к 2011 г. ЛДП вновь получила контроль над обеими палатами парламента Японии. К специфической черте японской политической системы, как уже было отмечено, относят феномен «полуторапартийной системы», или «системы 1955 года». В послевоенной мировой истории нет, кроме Японии, ни одного примера демократического государства, где монополия одной партии на власть при сохранении всех демократических институтов и в наличии в парламенте реально действующей оппозиции продолжалась бы почти четыре десятилетия. Длительность господства ЛДП привела к складыванию особой «партийно-правительственной системы принятия решений»: государственная политика вырабатывалась параллельно в структурах правительства и органах политического планирования ЛДП (Советах по политическим и по общим вопросам), которые вместе составили целостный механизм. Специфика «полуторапартийной системы» проявилась также в наличии особой фракционной структуры правящей партии, благодаря которой периодически обеспечивался приход к руководству страной свежих политических сил, а у избирателя создавалось впечатление «смены курса». При этом основные кадровые решения принимались в непубличном формате, в рамках закулисных консультаций между лидерами фракций, что также нехарактерно для стран с демократичной системой правления [1, с. 363]. Ряд исследователей [2; 3] сходятся во мнении о том, что современная японская политическая модель является формой мажоритарной демократии, для которой характерно сочетание фракционной структуры правящей партии и системы парламентского правления, предусматривающей формирование правительства партией, имеющей большинство в нижней палате. Таким образом, налицо мажоритарность и на уровне правящей партии, и на уровне высшей исполнительной власти. Фракции при этой системе усиливают относительный, непрямой характер демократии, оставляя место для оппозиционности даже в рамках партии большинства. В настоящее время в ЛДП сложилось достаточно равномерное соотношение размеров фракций, при котором ни одна из них не может претендовать на роль безусловно преобладающей. Отличительной чертой Либерально-демократической партии Японии (ЛДП), которая является партией власти с 1955 г. с некоторыми перерывами, является ярко выраженная фракционность, о которой уже говорилось выше. Эта фракционность возникла как результат компромисса между слившимися в ЛДП партиями и со временем превратилась в эффективный инструмент своеобразной внутрипартийной демократии. В результате острой политической борьбы между влиятельными внутрипартийными фракциями происходит выработка программы партии, распределение важнейших министерских портфелей, определение курса развития страны и решение других жизненно важных для государства вопросов. Японская политическая система обогатила мировую практику и с точки зрения роли и места политических партий в системе государственной власти. В западной политологии (например согласно концепции американского социолога Мак- Ивера) принята точка зрения о том, что политическая партия возникает как форма протеста ущемляемого меньшинства против привилегий и власти. В Японии же политические партии никогда не выполняли функции протеста. С момента своего становления партия организовывалась в рамках существующей власти и как инструмент власти именно против оппозиции. Основная партийная философия Сэйюкай, первой крупной олигархической партии, образовавшей в 1900 г. первый в истории Японии партийный кабинет, заключалась в том, чтобы находиться «по правую руку» от власти [1, с. 362-376]. В политической элите Японии постмэйдзийского периода получило широкое распространение точка зрения, в соответствии с которой партии, не находящиеся (или не находившиеся) у власти, вообще не являются политическими партиями. Иными словами, только приход партии к власти, предполагающий вхождение членов ее руководства в состав правительства и дающий им возможность реально участвовать в выработке решений, оправдывает деятельность партии и составляет высший смысл ее существования [1, с. 362-376]. Именно подобный подход привел к тому, что политические партии Японии являются парламентскими, а не массовыми, как во многих других странах. Депутатский корпус составляет в ISSN 1563-0226 KazNU Bulletin. Oriental series. №2 (72) 2015 19 Ашинова Ж.Е., Жүніс Қ.Ә. них политическую верхушку и принимает все политически значимые решения, включая выборы высшего партийного руководства. Местные же организации имеют крайне ограниченное право голоса, лишь эпизодически направляя на партийные съезды своих представителей. Политическую карьеру в Японии выбирают с главной, пусть с труднодостижимой целью – пробиться в парламент [1, с. 362-376]. Следующая особенность японской политической культуры – это феномен «партийно индифферентного, персонально ориентированного электората». Поскольку многие избиратели склонны голосовать не за партию, а за личность, политики в меньшей степени зависят от поддержки со стороны политических партий и в более существенной – от собственных организационных усилий, точнее от работы «обществ поддержки», представляющих собой их личный капитал. Именно этим, например, можно объяснить и такое нехарактерное для западных демократий явление, как наследование избирательного округа и существование в нескольких поколениях политических династий [1, с. 362-376]. И, наконец, еще одна немаловажная специфика японской партийной системы – бум «малых партий» в политической жизни современной Японии. Бум «малых партий» связан в тенденциями в электоральном поведении японцев, которые регулярно демонстрируют разочарование в «системных» партиях (ЛДП и ДПЯ). Именно в руках этих партий – например, Партии всех, Новой народной партии, партии «Вставай Япония» и т.д. – зачастую находится ключ к решению политических кризисов, периодически потрясающих Японию. Особенно поддержка «малых партий» оказывается критичной в условиях «перекрученного парламента», когда чтобы преодолеть вето верхней палаты, правительству для проведения законов требуется большинство в две трети в нижней. В таких условиях «малые партии» начинают играть все большую роль в политике, претендуя на формирование так называемого «третьего полюса» – силы, которая могла бы составить политическую альтернативу двум основным системным партиям [4, 5, 6]. Анализ развития партийной системы современной Японии дает возможность утверждать, что современная партийная система Японии – многополюсная, конкурентная, постоянно обновляющаяся и стабилизирующаяся конструкция, которая опирается на традиционный менталитет, характерный приверженностью к достижению общественного согласия. И японская политическая культура, одной из слагаемых которой является партийная система, отличается глубокой приверженностью к социальной и политической гармонии общества. Япония благодаря успешной модернизации всех сторон жизни, в том числе и политической, смогла добиться феноменальных успехов, превратилась в богатую страну с высокими технологиями и бросила вызов передовым странам Европы, несмотря на то, что когда-то сама начинала практиковать европейскую модель развития. Нельзя конечно исключать и то, что в случае с послевоенной Японией определенные политические институты и законы были в значительной степени навязаны стране в связи со внешними обстоятельствами и имели исторический разрыв с традиционной культурой. Тем не менее, многие аспекты политической культуры обеспечили поступательное политическое и экономическое развитие страны. Синтез традиционной политической культуры Японии с элементами, заимствованными с Запада, придал своеобразный неповторимый характер японской модели. И сегодня модель политической модернизации Японии вполне может служить образцом и ориентиром для модернизации многих других стран.

Оставить комментарий