Свадебные обыкновения киргизов

Сватовство. Редко по личному усмотрению жениха, чаще по рекомендации знакомых и родных или из особенных видов кандидату на супружество, отправляет в аул предназначаемой невесты свата для объяснения своего намерения отцу ее, который, на предварительном совещании с родными, отвергает или принимает предложение. В последнем случае девица, воли которой на этот раз не спрашивается, удаляется из своего аула. Между тем, затевается домашний праздник и тут заключаются договоры о количестве и ценности калыма со стороны невесты, киргизы не говорят ни слова. По совершенным условиям, сват получает в свою пользу дары отца невесты и едет с приятным известием в аул жениха, хладнокровно ожидающего развязки своей затеи. Права помолвленной. Жених, выплативший третью часть калыма, не смеет показываться днем, в кибитку будущей своей подруги, пользуются, однако же, довольно приятным и обширным правом любви к своей суженной. Ночью он входит в ее кибитку и низко кланяется около двери три раза; отец и мать невесты, заметив низкопоклонника, тот час ложатся в постель и прикрываются, чем могут, счастливец, пользуясь так дешево купленным снисхождением родителей, безмятежно пробирается в постель к своей возлюбленной. Однообразный роман этот продолжается до окончательной разделки жениха калымом и известен под названием «калындык ойнау» (игра за пазухой), забава эта имеет, однако же, свою горькую сторону, — когда счастливица забеременеет, не дождавшись свадьбы. Избавиться от беременности ей необходимо, иначе несчастная девушка останется навсегда особою, лишенной права на определенное звание в своем поле и любовь суженого ей тут не поможет, он не должен жениться на беременной. Так неумолим закон народа, за неизбежное почти преступление, повод к которому легкомысленно доверяется тем же судьей, произволу молодых людей, увлекаемых необходимою волной страсти.

Девичник. По уплате всего калыма, жених едет в аул невесты своей с двумя или более товарищами, но без отца и матери (как делают башкиры). Девицы и молодые женщины занимают с невестой особую кибитку, где поют поодиночке песни, заключающиеся в вопросительной импровизации о любви мужчины, в честь которого поет жена; молодые мужчины, между коими и жених, сидит вне кибитки, и тот из них, к которому относится жена, отвечает также импровизацией на данную тему с предложением просьбы о дозволении войти в кибитку очаровательницы.

Читайте также:  М. Шоқайдың Түркістан идеясы

Брак. По окончании песен, которые продолжаются с вечера до утренней зари, является в аул мулла. Подруги оставляют просватанную одну. Мулла, заняв особую кибитку и избрав двух посторонних аульных молодцов, посылает их спросить жениха и невесту о взаимном согласии на вступление в супружество, причем приветствуют старики и почетные люди. Посланные (шаферы) по возвращении докладывают об утвердительных ответах вопрошаемых!. Мулла спрашивает при содействующих, слышали ли о согласии четы, и те подтверждают доклад посланных. Три раза посылается таким образом эта депутация, три раза доставляются ответы, трижды подтверждаемые свидетельством посторонних.

После чего мулла входит в кибитку невесты и встав с противоположной стороны от нее, наливает чашу чистой воды и читает молитвы Корана, низводящие благоволения Аллаха на супружество. Потом освященную воду посылает вкусить невесте и жениху, все еще не имеющему права войти в кибитку жены своей. После жениха могут все присутствующие при свадьбе прихлебнуть этой воды…. тем и оканчивается обряд религии. Молодых отправляют в большую кибитку, поставленную в некотором расстоянии от аула и в местечке всегда укрытом. Начинается той (пир, бал), продолжительность коего зависит от богатства и значительности тестя и новобрачного.

Дела семейные. Опека

Оставшиеся после смерти каких­либо ордынцев имение и скот, не есть существенный обычай, чтобы брать, как говорится, на опеку, но только есть непременный долг ближайшего родственника и даже всякого местного начальства, бия или старейшины иметь наблюдение за нестрачею этого. Жена, оставшаяся после мужа бездетна, состоит в полном распоряжении родственников мужа. Она не только не имеет права располагать имением и скотом, но даже и сама не сможет отойти, без дозволения их, ибо есть примерный обычай, стараться отдавать за братьев умершего, с большим сохранением миролюбия в этом деле, но оставшаяся с детьми, как то преимущественное в вольности и даже нередкие получают от этого свободу, проживая впрочем около родственников.

Читайте также:  ПАРАДИГМАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ В СРАВНИТЕЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Браки

Дела брачные не столько зависят от родственников, биев или аксакалов, сколько от тех, кто совершал брак мулла, и потому преимущественно их в этом деле почти без муллы не имеет значительной силы. Но в этом случае, сколько возможно удерживается брак между женою и мужем, если не будет особых причин к тому возбуждающих. В случае смерти невесты или жениха, представляется право жениху брать другую сестру невесты, а невесте выходить за брата умершего мужа, что и считается почти непременным взаимным долгом, но в этом случае условленный калым удерживается и не увеличивается, даже и редко возвращается.

На народных правах торговля есть чистейшее средство к приобретению со­стояния киргизами и она, кроме прилежных, занимающихся более торговлей, производится натурою, нежели на деньги и возвращается по условию беспрекословно, в случае же жалобы обращается истец к разбирательству. На народных обычаях мена производится скотом на скот, или произведением на произведение, даже и заочно что такой­то скот или произведение он меняет на такое­то. Всякая продажа между киргизами, по народным обычаям, бывает без особенных актов и не есть прямая обязанность объявлять своему бию или аксакалу. Долг между киргизами есть также безусловный предмет и почти без всяких актов, или даже и редко со сведения их местного начальства, но каждый получатель вознаграждает заимодателя по условию и более от себя. Свадебные обряды Число жен, как бы последую мусульманизму или Алькорану, вообще у киргизов не соответствует сему правилу закона, которых они приобретают калымом и, следовательно, многоженство соблюдают только некоторые богачи, но впрочем у киргизов не есть народный прямой обряд брать много жен. Молодые мужчины, большею частью, не по выбору берут первых жен, но по назначению родителей; в этом случае, как мужчина, так и девица подчинены воле своих родителей. Многие отцы отдают детей своих еще с малых лет. Основание брака составляют условие о числе калыма и срок уплаты оного. К этому приглашается мулла, разумеется, тот мулла, который только известен по знанию грамоты, так как у киргизов вообще муллы с подобными познаниями, и при нем также при свидетелях или посредниках делается сговор, заключающийся каким­нибудь пиршеством. Затем жених или отец его выплачивают калым, а отец невесты приготовляет ей приданое, какое желает, или соответственное состоянию. Хотя калым не выплачен и хотя свадьба не совершена, но жених имеет право посещать невесту. По окончании платежа калыма и всех свадебных приготовлений, мулла читает молитвы, спрашивая нередко соединенных, охотно ли они приступают к браку и потом по окончании разных увеселений увозят новобрачную в аул жениха. При этом исключительно то, что возбраняется обычаем. Султанам отдавать девиц своих за простолюдинов, чем теряется уважение к девице и даже название Султанское; но Султанам брать девиц простого рода исключительно не возбраняется. Вообще киргизы в выборе жен соблюдают самые отдаленные линии родства и не позволяется брать жену из одного с собою родного отделения.

Читайте также:  ЖАҺАНДЫ ӘЛЕМДІК ЭКОНОМИКА ДАҒДАРЫСЫ

Оставить комментарий