Торговые интересы русских купцов при завоевании Средней Азии

Экономическая заинтересованность русского купечества в присоединении Средней Азии к России в значительной мере уже вскрыта теми таблицами о торговле России со Средней Азией которые приведены во второй главе. Здесь повторять эти таблицы, укажем только коротко, что как данными этих таблиц, так и другими данными иллюстрируется не только солидность размеров, но и динамика роста этой торговли. По данным Небольсина,2 например, русская торговля Туркестанским краем во 2­ой четверти XIX века выражается следующих величинах: за десятилетие 1827­37 г.­10,53 мл Руб., 1840­ 50 г.­15,73 млн. руб. Торговля, таким образом, не только имеет довольно солидные размеры, но дает также (что важнее) и чрезвычайно высокий процент роста ­десятилетие 1840­50 гг. дает увеличение оборота на 86,4% по сравнению с десятилетием 1827—37гг. Россия, еще задолго до отмеченных выше походов 60­х гг., была связана с краем довольно сильными (конечно, по тем временам и по размерам самого края) торговыми связями. Но этот рост торговых связей не прекратился и в годы, непосредственно предшествовавшие продвижению в 60­х гг., и даже сопровождал, усиливаясь, это продвижение. Если стоимость оборота через Оренбургскую таможню за 1857 г. принять за 100, то мы получим следующий показатель роста этих оборотов. 1861 138.4 141,8 1863 161,4 121,4 1865 151.0 164,1 1867 214.1 439,3 «Статья V. Русским подданным дозволит высоко степенный эмир иметь в бухарских городах, где сами пожелают, русские караван­ сараи, в которых бы они могли складывать свои товары, причем, караван­сараи эти будут считаться неприкосновенными. Статья VI. Русских купцов и других торговых людей его высоко степенство эмир обязуется уравнять совершенно с подданными Бухарского ханства и других мусульманских владений, в платеже караванных и других сборов, а затем с русских подданных не будут взимаемы в Бухарских владениях никакие произвольные поборы. Статья VII. Всем русским подданным, всех вероисповеданий, его высоко степенство эмир разрешает свободно селиться в Бухарских пределах и приобретать недвижимую собственность, оставляя в прежнем подданстве императора всероссийского. Статья VIII. Всякие жалобы на русских подданных, живущих в Бухарских владениях по совершенным ими преступлениям, будут ведать не бухарские власти, а Туркестанский генерал­губернатор, которым и должно сноситься по сему Бухарское правительство, препровождая к нему виновных». Это, так сказать, программа максимум русского купечества. Она целиком осуществилась в действительно заключенном договоре с Бухарой 28 февраля 1868 г. Бухарскому хану удалось только, вставить в некоторые пункты выражения, в которых обещались такие же права бухарским купцам в России. Само собой разумеется, конечно, что в пункте о подсудности вставки такой не оказалось. Договоры с Хивинским и Кокандским ханами в этом отношении ничем не отличались от договора с ханом Бухарским. Итак, устремление русских к захвату Средней Азии, поскольку речь шла о захвате края с целью превращения его в колонию, имело своим стержнем торговые интересы русской торговой буржуазии. Купцам было необходимо из чужестранцев в крае превратиться в хозяев. Продвижение русских войск в Среднюю Азию к середине 70­х годов осуществило максимум купеческих вожделений. Купечество окончательно стало хозяином в значительной части края с такими крупными городами, как Ташкент, Самарканд и др. Сверх же всего, оно обеспечило себе постоянную защиту в лице генерал­губернатора во всех своих торговых делах края вплоть до тех, которые подлежали судебному разбирательству, и таким образом стало господином и в той части страны, которая в виде остатков трех среднеазиатских ханств еще сохранилась на положении вассального подчинения России.

Читайте также:  Адамгершілік метафизикасының негіздері

Оставить комментарий