Условия появления поселений и городов в Казахстане

Вопросы взаимосвязи между оседлым земледелием и кочевым скотоводством освещены в трудах советских ученых В.В.Григорьева, С.П.Толстова, А.Н.Бернштама, Т.А.Жданко, АХ.Маргулана, КА.Акишева и др. Кочевое хозяйство возникло в определенных социальных и природно­климатических условиях. Кочевание не следует воспринимать как хаос беспорядочного передвижения. Это стройная система хозяйствования, основанная на рациональном использовании пастбищных массивов в рамках определенной территории (племенной, родовой, общинной). Возникновение кочевого скотоводства было обусловлено значительным увеличением общинного поголовья скота и наличием обширных пастбищных массивов. История Казахстана насчитывает три типа скотоводства: пастушеское, яйлажное и меридиональное. Появление этих типов связано с поэтапным освоением патбищ. Степные просторы Казахстана явились тем благоприятным местом, где феномен кочевания появился до новой эры и просуществовал более двух тысяч лет. Интенсивное развитие скотоводства, значительный прирост поголовья скота, наблюдавшиеся на заключительном этапе эпохи бронзы (Х­VIII вв. до н.э.) привели к изменению форм хозяйствования и быта древних племен Казахстана, подготовили почву для перехода сначала к яйлажному, а затем кочевому скотоводству. Примущество яйлажного скотоводства заключалось в том, что это была новая форма организации отгонного скотоводства, основанная на расширении пастбищных угодий. Продуктивное развитие скотоводства и рост численности населения в это время принимают такие размеры, что возникает необходимость в освоении новых пастбищ. Эта эпоха отмечена глубокими социально­экономическими изменениями, связанными со становлением и развитием феодальных отношений. Наиболее благоприятные для скотоводства районы были определены уже на начальном этапе кочевания. Вся кочевая знать стремилась закрепить за собой лучшие территории для обеспечения своих несчетных стад пастбищами. Развитие торговли скотом и продуктами скотоводства приводили к увеличению богатства у правящей верхушки. Это в свою очередь стимулировало стремление к увеличению поголовья скота и освоению новых пастбищ. В хозяйственной жизни древних скотоводов наблюдалось явление посезонного использования пастбищ, продиктованное принципами рационального использования земельных массивов в зависимости от природных и климатических условий в разные сезоны года. В результате между южными и северными областями в меридиональном направлении сложился кочевой путь, пролегавший с берегов Сырдарьи и предгорий Каратау на север в бассейны pp. Сарысу и Ишим, на пастбища Центрального Казахстана. Здесь в раннее средневековье кочевали огузы, кипчаки и канглы. Согласно данным из китайских летописей, летние кочевья племени канглы находились в семи днях пути от их зимовок. О меридиональном пути между южными городами и страной кимаков в сочинении «Зейнуль­ Акбар» писал Гардизи: «Что касается пути к кимакам, то из Фараба идут в Янгикент [Жанкент]; на пути из Янгикента в страну кимаков встречают реку, переправляются через нее и приходят в пески, тюрки называют это место Уюкман [Жеты­Конур]. Дальше приходят к горе Кенд­Ортагы. [Путешественник] идет по берегу все той же реки [Сарысу] среди зелени, травы и деревьев до истока реки; гора высока. После этого поднимаются на гору по узкой тропинке. От горы Кенд­Ортагы приходят к реке Асус [Есиль]; по этой дороге в течение пяти дней на людей совсем не падает свет солнца из­за тени деревьев до самого берега реки Асус». 45 Гардизи пишет о караванной дороге, шедшей вдоль русла р.Сарысу и ее притока Каракенгир, берущего начало в горах Арганаты. Дорога проходит через ущелье в верховьях р. Каракенгир и спускается в долины рр.Терсаккан, затем Ишим (Асус), далее следует вниз по этой реке до низовьев Иртыша. Сочетание кочевой и оседлой форм хозяйствования явилось условием появления в древнем Казахстане хозяйственных и культурных районов с городами и поселениями. «Возникновение восточных городов… обусловлено именно первым крупным разделением труда ­ отделением кочевников от земледельцев. Возникающий на этой ступени город как центр натурального обмена между скотоводами и земледельцами является тем звеном, которое сохраняет внутреннюю связь общества», ­ пишет С.П.Толстов. 46 В Южном Казахстане раньше, чем в других регионах, с увеличением поголовья скота начинают бурно развиваться социальные процессы деления общества на богатых и бедных. Образование класса феодалов привело к разорению и обнищанию основной массы населения и появлению жатаков, не имевших для кочевок достаточного поголовья скота. Неимущие степняки ­ жатаки были вынуждены вести оседлый образ жизни, на первых порах поддерживая себя охотой и рыбной ловлей. Процесс сложения феодальных отношений способствовал притоку в поселения и города населения из близлежащих к ним районов. Особенно бурный рост числа оседлых поселений, которые становятся ремесленными и торговыми центрами, наблюдается в Южном Казахстане в VI­VIII вв. В долинах pp. Талас и Чу, на Сырдарье, у подножий Каратау, Заилийского Алатау насчитывалось до трехсот поселений. В это время большой размах приобретает поливное земледелие, о чем свидетельствуют остатки оросительных каналов и ирригационных сооружений в бассейне р. Сырдарья, в долинах pp. Талас, Чу. Новые экономические условия оказали сильное влияние на развитие ремесленного труда и расширение обмена. Проф. С.П.Толстов пишет: «У…племен, как дотюркского, так и тюркского периода до XI в. доминировало комплексное оседлое или полуоседлое, скотоводческо- рыболовно­ земледельческое [культура проса] хозяйство, связанное с наличием укрепленных постоянных поселений ­ городов, локализующихся у воды, чаще всего в хорошо естественно орошаемых и изобилующих рыбой дельтовых районах, являющихся местами наибольшего тяготения степных племен». 47 С наступлением весны феодалы­скотовладельцы с берегов pp.Сырдарья, Талас, Чу, предгорий Каратау со своим юртом и скотом направлялись на север, на пастбища Центрального Казахстана, в долинах рр.Сарысу, Ишим, Нура, Тобол. Природа и климат Сарыарки были благоприятны для сохранения и увеличения поголовья скота. С наступлением осени скотоводы возвращались на юг в свои кыстау, где проводили зиму. Зимними пастбищами для скота служили огромные массивы Кызылкума, острова и побережья Аральского моря, низовья pp. Сырдарья, Чу, Арысь, предгорья Таласского Алатау, Каратау, Келесская степь. Рубрук, проезжавший по сарысуйским степям в конце сентября 1253 г., видел скотоводов, возвращавшихся на юг. 48 Кочевники с юга переходили через пустыню Бетпакдала два раза в год: ранней весной и осенью, когда не было изнуряющей жары. Меридиональные пути кочевания с юга на север были постоянными, они шли через Голодную степь (Бетпакдала). Историко­топографическими обследованиями установлено, что Бетпакдалу в прошлом с юга на север пересекало несколько дорог, следы которых в виде тропинок, заброшенных колодцев, надгробных сооружений и сигнальных маяков (каменных знаков ­ омақа) сохраняются до наших дней. Самая восточная из этих дорог, соединявшая Таласскую долину (город Тараз) с поселениями кимаков на Иртыше, проходила через северо­ восточные пределы Бетпакдалы («Ханская дорога») и далее через Моинты ­ Аксу ­ Каркаралы доходила до берегов Иртыша. Другая дорога шла от каракумских городов Туркестан, Сузак и Кумкент по маршруту Тасты ­ Уванас ­ Урда­Шагил ­ Жанаарка (верховья р.Сарысу) ­ низовья р.Нура и по р. Ишим доходила до низовьев Иртыша, где находились крайние поселения кимаков. Третья дорога шла от древнего Отрара и Сыгнака, ее две ветви расходились на Жеты­Конуре: одна шла по маршруту Каражар – Улытау ­ Тургай, вторая ­ Жидели­Конур­ Аралтобе­Тугускен­Каип­Ата­Караагаш­Кургальджино, далее следуя по р.Ишим до берегов Иртыша. В знойные летние месяцы караваны следовали вдоль р.Сарысу по маршруту Тели­ куль ­Белен­Ана (Тобежар) ­Жана­Курган ­ Каражар (Болган­Ана) ­ Аралтобе –Тугускен ­ Каип­Ата ­Жубан­Ана ­ Караагаш ­ Кургальджино (Сага). Вдоль этого маршрута расположены городища, следы оросительных каналов и архитектурные сооружения, некоторые из которых сохранились до наших дней 49 Один из караванных трактов лежал от Сыгнака и низовьев р.Сарысу (Тели­куль) в Южный Урал, где были земли булгар. Ибн­ал­Асир (XIII в.) о кипчаках писал: «Они [кипчаки] кочуют летом по соседству с землей булгар, зимою около Баласагуна». 50 По этой дороге в 1253 г. проезжал Рубрук, следовавший по маршруту Сузак, Кумкент, Саудакент, семиреченские города. Эти дороги, пересекавшие Бетпакдалу в ее разных концах, связывали южные города с северными областями. Меридиональный кочевой путь накладывал своеобразный отпечаток на хозяйственную жизнь племен, обитавших в бассейне pp. Сарысу и Чу ­ двух рек, прорезающих голодную степь в разных концах. Здесь особенно хорошо видна связь между оседлостью и кочевым скотоводством. Существование кочевых путей в меридиональнои направлении, связанных с хозяйственной деятельностью кочевников, отражено в древних письменных источниках. 51 В Западном Казахстане проживающие здесь племена адаев также кочевали в меридиональном направлении с юга на север, с Мангыстау через Уил до р.Хобда, а также по Устюрту. 52 У казахов Семиречья и Восточного Казахстана существовала иная форма ведения скотоводческого хозяйства полукочевого ­ полуоседлого типа, существенно отличавшаяся от кочевого скотоводства в степях и полупустынях Центрального и Западного Казахстана. 53 В этих районах, где не существует проблем водообеспечения и травостой на пастбищах сохраняется до поздней осени, необходимости в многодневных изнурительных переходах с зимних на летние пастбища, как в степных и полупус­тынных районах, не было. «В истории развития хозяйственной деятельности в Средней Азии и Казахстане, ­ пишет К.А.Акишев, ­ древнее Семиречье занимает особое место. Его географическая среда обусловила своеобразный путь развития хозяйства саков и усуней. Своеобразие состояло в том, что в отличие от районов «классического» земледельческого или кочевого скотоводческого хозяйства здесь скотоводство сочеталось с земледелием, а кочевничество ­ с полуоседлостью. В Семиречье ­ горной стране не могло быть многодневных изнурительных переходов с зимних на летние пастбища, как это было в степных и полупустынных районах, например, в Западном и Центральном Казахстане». 54 Жители северных районов Семиречья кочевали не с юга на север, как это имело место в Центральном и Западном Казахстане, а на юг, к горным пастбищам. 55 Для скотоводов Семиречья необходимости в длительных перекочевках не было. В этом регионе многочисленные стада паслись на альпийских лугах Заилийского и Джунгарского Алатау, по берегам рек и озер. Жители юга Семиречья пасли свои стада на пастбищах недалеко от поселений и городов. По данным С.И.Руденко, найманы и кереи, зимовавшие по берегам Бухтармы и Черного Иртыша, начинали кочевать в конце мая и проходили не более 60­100 км в одну сторону. На свои зимовки возвращались к октябрю. 56 Оседлый образ жизни привел к интенсивному развитию строительного дела. С появлением поселений и городов стали активно развиваться земледелие, различные ремесла и торговля. Разделение труда в едином, экономически цельном обществе привело к регулярной торговле и обмену продукцией скотоводства, земледелия и ремесленных изделий. В исторической литературе распространено представление об антагонизме между кочевниками и оседлыми жителями. Необходимо понять, что кочевое скотоводство и оседлое земледелие составили единую экономическую основу общества. При этом надо признать, что представление о кочевниках в известной мере условно. Процессы перехода к кочеванию и оседанию были взаимозависимы. Кочевники временами пополняли ряды оседлого населения поселений и городов, а осевшие, увеличив количество своего скота, переходили к кочеванию. Города были связующим звеном между главными отраслями хозяйства. «Своеобразный специфически «городской» облик древней цивилизации среднеазиатских оазисов, несомненно, находит свое объяснение в исключительно крупной роли связи кочевников и земледельцев. Эта роль также… определяет огромное значение торговли в жизни среднеазиатских полисов при относительно примитивном характере общественной организации и господстве натурально­хозяйственных отношений», ­ пишет С.П.Толстов. 57 Основываясь на большом фактическом материале и исследованиях своих предшественников, С.П.Толстов говорит о кочевом хозяйстве как факторе, сыгравшем решающее значение в формировании среднеазиатских городов. «Роль кочевников в формировании среднеазиатского города, в которое оседающие кочевники входят как весьма существенный составной элемент, ­ пишет он, ­ может быть прослежена на большом материале». 58 Кочевники не ограничивались продуктами скотоводства, они нуждались в продукции, производимой в поселениях и городах. Скотоводы регулярно обменивали скот и продукты скотоводства на продукты земледелия и предметы ремесленного производства. Ремесленники в отраслевом хозяйстве играли немаловажную роль. Они производили конское снаряжение, войлок, керамическую и кухонную посуду и многое другое, без чего кочевники не могли существовать. Из китайских, византийских и сирийских источников известно о том, что в это время наблюдалась интенсивная добыча руд из недр Казахстана. 59 По свидетельствам русских путешественников XVIII­XIX вв., казахи низовьев Сырдарьи и предгорий Каратау были хорошими «егинши» — земледельцами. Об оседлом образе жизни казахов в XVIII в. писал И.С.Георги: «Киргизы Большой орды живут во всегдашних зимних деревнях, а летом обитают по большей части в тростниковых юртах. Некоторые из них занимаются земледелием».

Читайте также:  Тарих мәні. Прогресс туралы ілім

Оставить комментарий